Первомайский район

Сумела выжить

Тамара Вешнякова

Памятным знаком «В честь 75-летия полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады» награждена жительница Первомайского района Тамара Вешнякова

Тамара Семёновна родилась и росла в городе на Неве, в коммунальной четырёхкомнатной квартире на Петроградской стороне. Там испытала все тяготы блокады.

— В коммуналке жили 15 человек, все родственники, — вспоминает Тамара Вешнякова. — Половина из них блокаду не пережила. На моих руках умерли трое детей — все младше меня. Сама я тогда была первоклассницей. Мы перешли жить на кухню. Жгли мебель, потому что топить было нечем. Одну комнату в нашей квартире отвели под морг. Там прятали умерших, чтобы продлевать на их имя хлебные карточки: по квартирам ходили проверяющие, уточняли, кто ещё живой. Поэтому люди утаивали покойников. Недавно я нашла записи, где указано, кто когда умер. Но на каком кладбище похоронены мои родные — на Пискарёвском или на каком-либо другом, — я не знаю. Говорят, теперь открыли архивы тех лет и это можно выяснить.

Тамара ВешняковаНавещая город своей юности, Тамара Семёновна видит его со­временную красоту. Но одновременно перед ней встают и картины прошлого.

 — Стоит закрыть глаза — и я вспоминаю те ужасные дни, — говорит Вешнякова. — Голод, холод, цинга, дистрофия… Случалось, люди от голода теряли рассудок.

Минская страница истории семьи началась в 1960-м. Кандидат технических наук Николай Вешняков приехал помогать газифицировать белорусскую столицу, а вместе с ним жена и дети. В «Мингазе» супруги работали вместе, Тамара Семёновна была диспетчером. Прожив несколько лет в доме на улице Плеханова, Вешняковы получили квартиру в новом квартале на улице Кедышко.

— Что скрывать, сначала очень переживала, хотела вернуться в Ленинград, — рассказывает Тамара Семёновна. — Маленькие дети часто болели, у меня самой здоровье было неважное после блокады, родных рядом нет. Но окружающие относились к нам доброжелательно, и я постепенно привыкла к новой жизни. За эти 60 лет Минск и Первомайский район стали для меня родными. Больше всего люблю бывать в парке имени Челюскинцев. Иногда прихожу туда и плачу, вспоминая, как полвека назад там проводили концерты, гуляли влюблённые парочки, катались на каруселях дети, а мы были молодыми.

Читайте также:  Чем раньше, тем лучше

Впрочем, и после выхода на пенсию Тамара Семёновна не сидит без дела. Вот уже много лет в Первомайском районе столицы Вешнякову знают как бессменного председателя Первомайской первичной районной организации блокадников Ленинграда.

— Она была самая большая в республике, объединяла около 180 человек. Сегодня нас остались единицы. Что поделать, годы идут, — вздыхает Тамара Семёновна.

Её знают во многих учебных заведениях района. График встреч этой хрупкой седовласой женщины с молодёжью расписан буквально до Дня Победы. Вешнякова бережно хранит в семейном архиве копии хлебных карточек военных лет и кусочек блокадного хлеба. Она рассказывает подрастающему поколению о войне, мужестве своего поколения.

— Мы были воспитаны по-тимуровски, по-гайдаровски, стремились помогать друг другу, — делится Вешнякова. — Например, наш домоуправ Клавдия Васильевна давала ребятам задание ходить по квартирам, смотреть, что происходит у соседей, а потом мы докладывали: в этой лежит бабушка, уже объеденная крысами, а в той люди еще живы. Помогали тем, кто не мог ходить, покупали им продукты по карточкам. Люди доверяли нам. Сейчас, общаясь с молодёжью, я вижу, что они понимают и воспринимают мои рассказы. Некоторые даже плачут, спрашивают: как вы могли выжить в то страшное время? А я отвечаю: потому что мы поддерживали друг друга!