Персоны

Руки и сердце хирурга

Универсальный подход
Руки профессора сохранили удивительную точность движений. Руки для хирурга — вторые глаза. Скольких же людей они сумели буквально вытащить с того света?
— Всех пациентов, конечно, не упомню. Сотни, тысячи?.. — улыбается Борис Сергеевич и раскладывает старые фотографии. — Вот самые интересные случаи из практики: этому человеку я удалил правое легкое, девочке — опасную опухоль желудка, этому мужчине делал сложную операцию на сердце…
— Такие разные случаи! Какое же образование нужно получить, чтобы стать универсальным хирургом?
— Вся моя жизнь посвящена медицине: совершенствовался в диагностике, занимался научными исследованиями. А хирурга-практика из меня сделала война, — продолжает профессор Гудимов. — Когда она началась, я был на последнем курсе медицинского института в Новосибирске. Память хранит многое: в военных госпиталях осваивал полевую хирургию. Врачей не хватало, и мне приходилось даже обучать медсестер, уходивших на фронт. Осенью 1942-го отправился на передовую старшим полковым врачом. Прошел войну со Степным, Воронежским, 1-м Белорусским, затем 1-м и 2-м Украинскими фронтами.
— Что больше всего запомнилось в то страшное время?
— Бывало, оперировать приходилось без электричества, при коптилках. Трудно было и потому, что знаний не хватало, постоянно надо было что-то подчитывать. Помогали старшие товарищи, у которых старался учиться. Первая моя операция — на коленном суставе. Отделения в госпитале так и назывались, в зависимости от вида ранения, — «голова», «грудь», «живот»… Раненых привозили очень много. Проработал я за операционным столом до самого конца войны. Победу встретил в госпитале в Венгрии.
— Тоже были ранены?
— Меня контузило. К тому же схватил ревматизм — работал ведь в неподходящей обуви, в сырую погоду. Да и сама по себе работа хирурга не из легких, требует колоссальной отдачи сил и физических, и моральных. Так что сохранить отменное здоровье не удалось. Но в свои почти 90 чувствую себя хорошо. Никогда не пил и не курил. И сейчас занимаюсь физкультурой, стараюсь рационально питаться.

Путь на медицинский олимп
Борис Сергеевич — человек с отважным сердцем. Никогда не отказывался от выполнения сложнейших хирургических операций.
— После Победы убедился: хотя хорошо знаю военно-полевую хирургию, нужно постигать и особенности работы в мирное время, — рассказывает хирург. — Одновременно, не переставая, учился. Причем как у старших, опытных коллег, так и у молодых. Мне удалось освоить ряд операций, которые в послевоенные годы считались очень сложными. Например, полное удаление желудка, резекцию кишечника, операции на пищеводе, легких, сердце. А возможности были ограничены. Отсутствовал опыт совершенного обезболивания, не существовало и такой, как сейчас, анестезиологической службы. Так что вся ответственность лежала на хирурге. Даже операции на легких приходилось делать под местной анестезией, а длились они по нескольку часов. Потому первой моей научной работой стало исследование по обезболиванию с профилактикой развития инфекции при операциях. Новшество позаимствовали коллеги (тогда я работал в Новосибирске в железнодорожной больнице), позже эти разработки вошли во многие учебники для медицинских вузов.
Одним из первых в СССР Борис Сергеевич освоил и операции на печени. Тогда они проводились редко из-за тяжелых осложнений — кровотечений, развития печеночной недостаточности. Вскоре молодой врач защитил кандидатскую диссертацию, а затем и докторскую. Работа сводила его с выдающимися специалистами того времени. Например, с Сергеем Юдиным — всемирно известным хирургом, делавшим, в частности, сложнейшие операции при непроходимости пищевода.
Довелось Борису Гудимову работать практикующим хирургом и в областных центрах России, и в Москве. Потом в Минске. Занимал также должность заведующего кафедрой хирургии Белорусского государственного медицинского университета. Несмотря на то что родился доктор в России, корни у него белорусские. Так что Беларусь по праву считает своей родиной.

Борис Гудимов — академик Международной академии геронтологии, автор многочисленных научных монографий, статей медицинской тематики
в прессе.
 

Сберечь себя для будущего
— За долгую жизнь понял главное, — делится ветеран. — Человек должен сам заботиться о своем здоровье. Есть целая отрасль медицины, которой сейчас активно занимаюсь, — здравосозидание. Хирургии я отдал более 60 лет, но всему бывает предел. Если с возрастом и зрение становится не то, и рука не так точна — нужно прекращать практиковать. Сейчас читаю лекции в Белорусском государственном медицинском университете, провожу медицинские консультации, много сил отдаю пропаганде здорового образа жизни. Ведь нельзя помочь человеку, если он не хочет помочь себе сам: отказаться от вредных привычек, правильно питаться, заниматься физическими упражнениями.
— Хочу обратиться к молодым людям, которые собираются создать семью, — говорит доктор Гудимов. — Ради детей берегите себя! Обязательно нужно пройти медицинское обследование, и если есть какие-то заболевания, постараться избавиться от них. Расстаньтесь с вредными привычками. И любите себя и друг друга!
— В вашей жизни, говорят, была удивительная история любви…
— Еще юношей встретил девушку Тамару, но война разлучила нас. Правда, мы дали друг другу обещание, что поженимся после победы. А случилось так, что по недоразумению избранница получила известие о моей гибели. Вышла замуж. Обзавелся семьей и я… И вдруг мы встретились. Случайно. Мне было за 50, я уже стал известным хирургом, а Тамара работала журналисткой на радио. Мы решили объединить свои судьбы, вступили в брак спустя столько лет! До конца жизни Тамара Михайловна была мне верной спутницей, подругой, советчицей.

Елизавета МИЦКЕВИЧ, «МК»