Далекое-близкое

Колокола Хатыни, штыки Кургана Славы

На встречу с журналистами пришли директор комплекса «Хатынь» Константин Мишин, авторы проекта Юрий Градов и Леонид Левин, председатель ОО «Белорусский фонд мира», ветеран Великой Отечественной войны Марат Егоров и другие.
Самый большой объем работы по ремонту и реконструкции мемориалов «Хатынь» и «Курган Славы» проделан в 2003-2004 годах к 60-летию освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков: были задействованы десятки организаций; трудовые коллективы устраивали субботники, перечисляли средства; в семи зарубежных странах нашлись спонсоры. В тот период на Кургане Славы установили новую оросительную систему, заменив поливочный водопровод и капитально отремонтировав накопительный бассейн, привели в порядок пешеходные дорожки, укрепили лестницы, облицевали гранитом место возложения цветов.
Здесь создан музей военной техники под открытым небом. Всей акцией руководила Федерация профсоюзов Беларуси.
Но жизнь потребовала дополнительных мер, и они принимаются. Общая сумма средств, выделенных на 2009 год для поддержания обоих комплексов, — 3,8 миллиарда рублей.
Ныне Хатынь и Курган Славы находятся в коммунальной собственности Миноблисполкома. Участники встречи больше всего сожалели о том, что единственное на планете «кладбище сожженных деревень» перестало быть памятником республиканского значения.
За круглым столом говорили и о попытках принизить значение трагедии Хатыни в летописи второй мировой войны со стороны западных политиков и СМИ. Порой нечестно эксплуатируется факт одинакового написания на английском языке названий Хатыни и Катыни — Khatyn… (Катынь — село в Смоленской области, место массового убийства польских офицеров весной 1940 года сотрудниками НКВД).
— Но больше всего тревожит другое, — поделилась с корреспондентом «МК» старший научный сотрудник мемориального комплекса «Хатынь» Ирина Напреева. — Если во время перестройки мемориал за год посещали полтора миллиона человек и больше, то теперь на порядок меньше — 170-180 тысяч. Нам часто звонят минчане и спрашивают, как доехать. Мы разводим руками: нет ни автобусного рейса, как было раньше, ни маршруток. Некоторые приезжают на такси. Необходимо решить проблему с транспортом.  

Константин СТОЛЯРЧУК, «МК»