Их именами...

Фомин

…На рассвете 22 июня Брестская крепость первой встала на пути наступающих гитлеровцев. Комиссар Фомин принял на себя командование подразделениями, которые находились в казарме, и приказал бойцам занять оборону в районе Холмских ворот. Попытка гитлеровцев прорваться через них была отбита. Но враг попал на территорию крепости через Тереспольские ворота. Фомин организовал удачную контратаку — это были первые успехи защитников цитадели. В отсутствие командиров он приказал комсоргу полка С.М. Матевосяну надеть его запасную гимнастерку со знаками различия полкового комиссара и попытаться прорваться на броневике из крепости, чтобы связаться с командованием советских войск. Но к этому времени все выходы были блокированы…
Комиссар Фомин возглавлял штыковые атаки, личным примером воодушевляя бойцов. 24 июня 1941 года по его инициативе в одном из казематов командиры и политработники собрались на совещание, чтобы выработать единый план действий. Оборону крепости возглавил капитан Зубачев, а Фомин стал его заместителем. Через два дня Ефим Моисеевич стал руководить боевыми действиями с целью выйти из окружения.
Даже после потери основных сил комиссар Фомин продолжал поддерживать бойцов. 29 июня во время артобстрела рухнули перекрытия каземата, где находился штаб обороны цитадели. Гитлеровцы извлекли из-под обломков полуживыми руководителей обороны Фомина и Ивана Николаевича Зубачева. Они опознали Ефима Моисеевича и расстреляли у Холмских ворот. «Не падайте духом. Победа будет за нами!» — такими были последние слова этого бойца, возглавившего оборону Брестской крепости.