История любви

Наваждение

В пути, встречаясь с незнакомыми людьми, мы часто откровенны. Поверяем им сердечные тайны, без утайки рассказываем, о чем душа болит. Ищем в случайном попутчике доброжелателя, как бы исповедуясь ему. Так я размышляла, слушая симпатичную голубоглазую девушку, которая сидела напротив.
В купе мы были вдвоем.

Два года назад Мария и Дмитрий познакомились на фестивале «Славянский базар». Приехали, чтобы развеяться после летней сессии. Каждый со своими друзьями. Столкнулись у ручья на окраине Витебска, где отдыхали после ночных концертов. Статность, уверенность, шутливый тон незнакомца — все это привлекло Марию. И когда Дмитрий предложил встретиться в парке у главной сцены, она согласилась.
Любовь с первого взгляда? В этом не сомневались. Вернувшись в Минск, они все время были вместе. Лето выдалось жарким, и дни напролет проводили у Минского моря. Дима брал с собой флейту и наигрывал Маше знакомые мелодии. Готовил себя к карьере музыканта — оканчивал академию искусств. Она, будущий библиотекарь, с упоением читала наизусть Ахматову и Цветаеву.
А через полгода Дмитрий переехал из общежития на квартиру к Марии.

Их ничуть не смущало, что живут гражданским браком. Мария была уверена: через год-два они все равно поженятся. Ведь в свой адрес постоянно слышала: «Единственная, неповторимая, любимая».
Первая серьезная размолвка произошла из-за пустяка. Дмитрий засиделся с друзьями и забыл предупредить, что придет домой поздно. Мария беспокоилась: за вечер трижды принимала валерьянку. Когда услышала, что дверь, наконец, отворилась, притворилась спящей.
Назавтра его реакция была до абсурда простой: «Надо было самой позвонить». Она проглотила эту пилюлю и больше не возвращалась к тому разговору.
Они по-прежнему ходили к родственникам Марии, и те радушно их принимали. Лишь старшая сестра долго в их обществе не задерживалась. Как-то обронила фразу: «Что это он все о себе да о себе. Похоже, самовлюбленный Нарцисс».
Зато подружки ей повторяли: «Мы завидуем тебе белой завистью. Вы пара что надо».

Говорят, девушка всегда сравнивает суженого с отцом. И если находит сходство, это хороший признак.
Отца Марии не стало пять лет назад. Она училась в 10-м классе, когда позвонили из больницы и сообщили страшную весть. Его помнила и любила. Он был военным. Человеком слова. Рассудительным. И необычайно заботливым. Подмечал любую мелочь, благодарил.
Но с Дмитрием все было по-другому, и это ей не нравилось. Он начал подрабатывать, играя в ресторанах, все больше времени проводил с друзьями. Часто приглашал их домой.
Однажды Мария не выдержала:
— Пойми, я прихожу после занятий, мне хочется покоя. А здесь Толик и Паша. Я жду, когда они уйдут, чтобы принять душ и расслабиться.
— Ты хочешь меня замкнуть только на семье. Мол, никаких друзей! Может, я не оправдываю твоих надежд? И это недовольство лишь предлог, чтобы расстаться? — услышала в ответ.
У Марии были свои доводы. После брошенной ею фразы: «Когда ты меня в последний раз приглашал в театр?» Дмитрий еще больше замкнулся.
Внешне все вроде было по-старому. Вместе ходили по магазинам, ездили на рынок, гуляли по парку. Но женское чутье подсказывало: происходит что-то неладное.

Где искать подсказку? Мария купила книги Дейла Карнеги. Читала взахлеб и за два дня дошла до последней страницы. На этом не остановилась. Из библиотеки принесла до десятка изданий по психологии. Попробовала увлечь чтением по семейной психологии и Дмитрия. Он не отказался, правда, листал популярную литературу без особого рвения. В этой ситуации его удивляло другое.
— Ты так хочешь крепкого союза между нами, — рассуждал он. — Выходит, любишь. А мне казалось, что ты меня терпишь.
Оба обсудили подсказанный Дейлом Карнеги секрет Сократа. «Тот, кто мягко ступает, далеко продвинется вперед», — вот мудрость в отношениях между людьми. Это значило: никогда не начинай разговор с собеседником с моментов, по которым расходишься с ним во мнениях. Вот оно, решение споров!
Их отношения наладились. Он дарил ей цветы. Пылко признавался в любви. И в конце мая они пошли в загс. Был назначен день свадьбы — в середине августа. Спустя недели четыре Дмитрий вдруг произнес то, что привело невесту в шоковое состояние.
— Не обижайся, но по характеру ты — контролерша. Я не хочу терять свободу, — выпалил он. — Давай продолжать быть вместе без штампа в паспорте.
Мария чуть было не потеряла рассудок. А потом собралась с духом и сказала:
— На неделю уеду к бабушке в Москву. Когда вернусь, мы расстанемся.

Сейчас Мария возвращалась из Москвы. Я понимала, что она в раздумьях. Но чем ей помочь? Разве можно утешить того, кто теряет любимого?
И в этот миг раздался звонок. Мария взяла мобильный телефон. Даже на расстоянии можно было услышать громкий мужской голос.
— Я люблю тебя, — кричал он.
— Откуда такая перемена? — удивилась Мария.
— Я часто себя спрашивал: что могу тебе дать? Ведь я — нищий музыкант. Но драгоценнее любви ничего нет. А еще твоя сестра, — отрывисто говорил он.
— А причем здесь сестра?
— Помнишь, она подарила нам книгу. И подписала ее: «За долгие тысячелетия истории человек ничего лучше семьи не придумал». Я понял: моя семья — это ты.
— И что теперь? — спросила Мария.
— Прости меня. Это было наваждением. Будь моей женой.
Поезд приближался к Минску. На душе стало тепло. Любовь побеждает все.

Галина МАЛАХОВСКАЯ, «МК»