День с «Курьером» Новость дня

Деревенька моя столичная

Агрогородок Щемыслица минчанам хорошо знаком. В питомник, расположенный на его территории, за плодовыми деревьями и кустарником частенько наведывались дачники и селекционеры.
Впрочем,  не сегодня завтра жители Щемыслицы сами станут минчанами — агрогородок об этом мечтает…

Верила в коммунизм

16 марта 1930 года в деревне Прилуцкая Слобода под Минском собрались крестьяне со всей округи для решения важного вопроса: объединяться им в колхоз или нет. После жарких споров большинством голосов постановили — объединяться. Колхозу дали название «Красный партизан».

Центр колхоза решили основать рядом с урочищем Щемыслица, где уже располагался питомник растений — с готовой инфраструктурой, техникой, транспортом, а на бывших лесных высечках там-сям рассыпались хутора. И до Минска рукой подать.

— Я родилась в 1929 году на хуторе, — рассказывает Нина Семеновна Якутович (в девичестве Реут), коренная жительница Щемыслицы. — У моих родителей Семена Антоновича и Марии Иосифовны была земля, свое хозяйство, скот. В 1930 году нам и другим хуторянам велели перебираться на эту территорию.

Реуты в колхозную систему поверили сразу, добровольно отдали лошадь и другую живность. Семен отрубил полдома и перевез, куда было сказано. Пока он обустраивался, семья жила в другой половине дома на хуторе.

Рядом с Реутами поселились Ходаркевичи, Боханы, Кохановские, Селицкие, Милевские, Луцевичи, Мурашки… Первую улицу новой деревни Щемыслица хуторяне назвали Парковой. Появились правление колхоза, клуб, школа.

— Помню, дома стояла лампа с круглым фитилем и стеклом. Когда собиралось правление колхоза, у нас всегда ее одалживали. На правлении выбирали лучших работников и лучших учеников, сажали в президиум…

— Мы не голодали только потому, что всей семьей, включая и нас, троих детей, трудились от зари до зари. Отец в колхозе работал конюхом. Мама ходила днем на колхозные полевые работы, ночью — молотить зерно, а еще и на своей усадьбе надо было справляться. Она спала, что называется, головой на пороге — раздеваться и ложиться в кровать было некогда. Всегда числилась в передовиках и верила в коммунизм. Они с папой спорили о том, когда он настанет.

Фронтовые треугольники

Во время войны в колхозном клубе находился немецкий штаб, рядом лагерь для пленных.

— В нашем доме квартировал гитлеровский офицер, — продолжает Нина Семеновна. — И жила моя двоюродная сестра Лида — красавица. Она прекрасно пела и танцевала, выступала перед немцами в клубе. И поддерживала связь с партизанами. Однажды украла у квартиранта пистолет и помогла партизанам ночью освободить пленных и увести их в лес. Вместе с ними ушла и Лида.

Нину и Марию Реут арестовали, каждый день возили по Минску — искали Лиду, а Реуты должны были ее опознать. Спасла их учительница из Щемыслицы Леля Барташевич, которая работала у немцев переводчицей: убедила оккупантов в том, что мать и дочь ни в чем не виноваты, их отпустили.

Но для других связь с партизанами часто заканчивалась трагически.

Недалеко от Реутов жила семья Кресик. Их сын в старом сарае, оставшемся от хутора, передавал по радиопередатчику сведения об оккупантах, кто-то увидел его там и донес. Всю семью Кресиков расстреляли.

После освобождения Беларуси жизнь в деревне потихоньку восстанавливалась.

— Моя мама стала работать почтальо-ном, ходила пешком в деревню Прилуки за почтой, а я после уроков бегала ей помогать. До сих пор помню фронтовые письма в виде треугольничков, которые приходили в деревню и после окончания войны.

Танцевали под баян

В 1950-е годы Щемыслица стала центром колхоза «Сталинский путь», который затем переименовали в «Путь коммунизма». Нина Реут, окончив техникум, работала в столице. Вышла замуж, и вместе с мужем Сергеем Якутовичем приехала жить в Щемыслицу. Они построили дом на улице Жуковского, где живут и сейчас.

Вообще старых жителей в деревне осталось немного. Леонид Михайлович Шипко — один из них. Сюда приехал вместе с родителями в начале 1950-х.

— Построек было мало, дороги пустые, — вспоминает он. — Гоняли с ребятами на велосипеде. Потом родители купили мне мотоцикл, и мы с друзьями катались до аэропорта и назад. По вечерам собирались в клубе, танцевали под баян. Сейчас живу один, жена умерла. Хозяйство — две козы и кот, огород две сотки. Из друзей почти никого не осталось.

Улица Жуковского

От конечной остановки 47-го городского автобусного маршрута до Щемыслицкой средней школы ведет улица Жуковского. Но названа она не в честь известного теоретика авиации, хоть старый столичный аэропорт недалеко. В 1938 году в Щемыслицкую семилетку директором назначили Сергея Павловича Жуковского, педагога из Дзержинска. Сельчане полюбили его за почтительность и скромность. В 1939-м молодого человека призвали в Красную Армию, а в 1942-м он погиб. После войны на общем колхозном собрании крестьяне решили увековечить память учителя, назвав улицу его именем.

…Сегодня Щемыслицкая средняя школа признана одним из лучших в Минском районе учебных заведений. Здесь 204 ученика, подоб-ран штат педагогов-профессионалов.

— У нас проходит республиканский эксперимент по внедрению информационных технологий для повышения качества специального образования школьников с особенностями психофизического развития, — говорит директор школы Марат Костеневич. — А еще мы реализуем областной педагогический проект по раскрытию профессиональных склонностей детей.

Завтра уже начинается

В 2008 году деревня стала агрогородком, здесь проживают более двух тысяч человек. В ближайшем будущем перед населенным пунктом открываются яркие перспективы. По планам застройки столицы, освоение территорий в Щемыслице начнется уже с 2011 года. В новом микрорайоне вырастут жилые дома, школы, детские сады, поликлиники, торговые центры. Рядом расположится крупный выставочный центр международного уровня, который займет территорию почти в 40 гектаров.

Автор выражает благодарность коллективу Щемыслицкой средней школы и инженеру-дендрологу ботанического сада БГУ Ивану Гириловичу за помощь в сборе материала.