Испытано на себе

Год в сапогах

Корреспондент «Минского курьера» отслужил год в армии

Милая, я — бэтмен

Все началось с клуба 120-й отдельной механизированной бригады, куда привели нас, новобранцев, для распределения по батальонам. Пополнение встретил младший лейтенант Максим Кореньков и сержант Евгений Кот. Последний — крепко сбитый улыбающийся парень с летучей мышью на шевроне — вышел на сцену и спросил, есть ли желающие  служить в разведывательном батальоне. Желали полсотни парней. Всех Кот стал спрашивать, кто чем занимался на гражданке. Не друживших со спортом  отсеял сразу, оставшимся вкратце изложил, что их ждет:

— Будете валяться целыми днями в грязи, не слазить с кулаков… Про девушек забудьте — спать придется только с автоматом.

Подобные перспективы отпугнули многих, в итоге желающих стать разведчиками осталось всего 25. После небольшого экзамена, состоявшего из простейших вопросов «чем увлекаешься?», «какое примерно расстояние до последнего ряда стульев?», мы отправились в баню. Точнее, в помещение со множеством душевых кабинок. Одежду сложили в пакеты и после помывки встали в чем мать родила в очередь за трусами, майками, штанами, кителями, кепками и берцами.

По дороге в казарму сержант Кот рассказал о значении летучей мыши на его шевроне, очень похожей на эмблему бэтмена. Как и ожидалось, она символизирует глаза наших войск — военную разведку.

Однако образ человека из американских комиксов так и не покинул меня. В первом же письме девушке о службе написал: «Дорогая, ты не поверишь, но теперь я — бэтмен». И в чем-то оказался прав.

Усатый нянь

В разведбатальоне оказался не сразу. Дело в том, что все новобранцы должны пройти двухнедельный карантин — ничего особенного. Зато отдельно от старослужащих.

Нас разделили на взводы. За каждой группой закрепили сержанта старшего призыва. Например, нашей командовал уже знакомый мне сержант Кот. На две недели он стал для нас, образно говоря, няней. Учил не только уставу, строевой подготовке, но и всем тонкостям военной службы. Перво-наперво посоветовал собрать все имеющиеся съестные припасы в общий котел. Объяснил: солдату хранить быстро портящиеся  продукты запрещено, если не съедим, придется все выбросить.

Совместная трапеза сплотила наш коллектив. Пройдет время, и мы будем после отбоя тайком от офицеров делить одну банку сгущенки на 25 человек и единогласно признавать: слаще в жизни ничего не пробовали.

…Когда от берцев появились первые мозоли, «нянь» дал совет: смазать нитку хозяйственным мылом, вдеть ее в иголку, проткнуть волдырь и оставить нитку в пятке на ночь. После такой процедуры мозоль высыхал, и наутро уже можно было маршировать без боли.

Кот приучил большинство из нас обливаться холодной водой. В ту зиму я не болел ни разу…

Суровые будни

Два раза в день у солдат обязательная физическая подготовка. Как и говорил сержант, с кулаков мы не слазили — исправно отжимались на них. А еще качали пресс и бегали.

До сих пор вспоминаю свои первые 5 километров. Все отжались по сотне раз, затем взвалили товарищей на спину (разведчики не бросают своих!) и побежали… Через метров 700 сержант изменил задание.

— Перед вами водное препятствие. Делаем так, — сержант Кот поднял кулаки вверх, как будто в его руках был автомат. — Наша задача — преодолеть реку, не намочив оружия.

Чертыхаясь и ворча, мы последовали его примеру. Закончилось это фееричное шоу подъемом гуськом на четвертый этаж в казарму. После такого марш-броска в чувство меня смог привести только тазик холодной воды.

Самыми увлекательными для меня и моих товарищей были занятия по боевой подготовке с младшим лейтенантом Кореньковым, который напоминал героя из американских фильмов про морпехов. Его монологи можно было разбирать на цитаты:

— Приходят сюда такие, как вы, и давай башку дурить: «Дядя младший лейтенант, хочу быть снайпером, а я — гранотометчиком». Один гений вообще заявил: «Дайте мне пулемет, я с ним в «Контре» (компьютерная игра — Прим. авт.) бегал». Сделали его пулеметчиком, стал он таскать эту дуру (модернизированный пулемет Калашникова вместе с боеприпасами весит 12 килограммов). Оказалось — не «Контра»… Так что вы сначала извилинами пошевелите, прежде чем должность выпрашивать.

Дембельские традиции

Дедовщина в армии существует только в легендах и в определенных традициях. Например, за сто дней до приказа «Об увольнении в запас военнослужащих срочной службы» дембеля отдавали свое масло солдатам. Правда, не просто так. Слоны (так называли младший призыв) подходили к дембелям на ужине со словами: «Разрешите доложить, сколько дедушке служить». Те давали добро на доклад, и солдат младшего призыва озвучивал количество дней оставшихся до приказа. Если называл правильную цифру, — получал масло, промахнулся — наказывали. Самое простое — отжиматься столько, сколько дней назвал по ошибке. Сейчас старослужащие отдают сослуживцам масло без всяких «дембилизмов».

Единственное, что напоминает незапамятные времена дедовщины — это образ некоторых дембелей. До сих пор встречаются старослужащие, которые соблюдают традиции давних предшественников: если первые полгода шапку они носят на два пальца от бровей, то к концу службы уже на расстоянии растопыренной ладони. Руки такие дембеля обязательно держат в карманах брюк даже когда передвигаются, а китель носят расстегнутым. За это регулярно получают замечания со стороны офицеров, но не сдают позиций, чтут уже отжившую, на мой взгляд,  традицию…

За проведенный в армии год я точно понял: это время никак не назовешь сладким сном, но и откровенным кошмаром тоже. По просьбам товарищей хочу обратиться к Министерству обороны: увеличьте количество положенных берцев! Тем, кто служит год, выдают одну пару обуви на весь срок службы. Тем, кто полтора —  две пары. На своем опыте убедился, что эта обувь выдерживает максимум шесть месяцев. Потом приходится просить у родственников деньги и покупать новые берцы — из-под полы. 

Разговорник современного солдата

Засос — провиниться в чем-либо.

Засосник — тот, кого постоянно наказывают за проступки.

Годзила — человек с высшим образованием, который служит полгода или год.

Чифан, чипок — магазин продуктов, ларек.

Запах — новобранец до присяги.

Дух — солдат, только принявший присягу.

Слон — боец, отслуживший в армии не больше полугода.

Шайтан-труба — ручной противотанковый гранатомет (РПГ).

Траки — танкисты.

Шакалка — парадная форма.

Туман — человек, который медленно соображает.

Черт — вор, считается самым оскорбительным ругательством.

Таски — легкая служба.