Экология

Убрать нельзя оставить

Как в столице заботятся об экологии? Корреспондент «МК» узнала об этом, отправившись в объезд вместе со специалистами Минского городского комитета природных ресурсов и охраны окружающей среды

Составить компанию журналисту согласились начальник отдела оперативного контроля комитета Степан Дубницкий и его коллега Игорь Капач.

— Жаль, что вас не было в предыдущий объезд, когда снег еще не выпал, — заметили экологи, едва мы отправились в путь. — А сейчас все замело. Бытового мусора, который обычно находим в зеленых зонах, теперь, пожалуй, до весны не увидишь.

Но, как оказалось, снег для нарушителей не помеха.

Автоподснежники

Первый пункт маршрута — улица Вильямса. Поблизос­ти железная дорога, гаражи, стройка. В общем, место располагающее. В предыдущий объезд на пустыре возле этой улицы сотрудники комитета обнаружили свалку. Надо проверить, убрали ли ее.

Приближаемся к пустырю.

— Здесь хорошие подъездные пути, безлюдно, и нарушители этим пользуются: привозят всякий хлам, строительный мусор, бытовой, — говорит Степан Дубницкий. — Если удается поймать кого-то за руку, штрафуем, заставляем навести порядок. Но оказаться в нужном месте в нужное время — везение редкое.

Обычно нарушителей установить невозможно, и уборкой несанкционированных свалок занимаются землепользователи. Чаще всего эта обязанность ложится на плечи специалистов районных подразделений УП «Зеленстрой» или ГПО «Горремавтодор Мингорисполкома». В этот раз коммунальщики справились вполне успешно: свалки на пустыре больше нет.

Однако отъехав не более 500 метров от пустыря, инспекторы замечают четыре старых кузова от машин. Проржавевшие ветераны автотрасс стоят рядком возле местного гаражно-строительного кооператива. На двух машинах есть даже выцветшие номера.

— Хорошо, что они сохранились, — замечает Игорь Капач. — Будет проще установить владельцев машин и получить их согласие на утилизацию.

Зачем же так расшаркиваться перед людьми, которые бросили автохлам посреди города и нисколько не волнуются, что техника загрязняет столицу? Оказывается, некоторые хозяева оставленных железных коней умудряются опротестовать утилизацию: дескать, хотели чинить и восстанавливать. Приходится технику возвращать.

— Люди считают, что гораздо проще бросить авто, чем снять его с учета в ГАИ и сдать на завод «Вторчермет», — рассуждают специалисты комитета. — Возможно, не знают, что машины утилизируют бесплатно. Сборщики металлолома приедут, заберут авто, еще и спасибо скажут…

Мистические находки

В этот объезд мы не единожды находили такие ржавые «подснежники». Запорошенные снегом, с выбитыми лобовыми стеклами, снятой резиной и вывороченными дверями, они мая-чили среди частных домострое­ний, за заборами автошкол, возле гаражей.

— С брошенными кузовами проблемы в городе действительно есть, — посетовал Игорь Николаевич. — Обычно за объезд находим не менее 10 таких машин. Одни убираем, другие появляются, причем в самых неожиданных местах.

Одной из таких мистических находок стал целый выводок брошенных машин, которые облюбовали участок возле железной дороги.

— Они лежали в полосе отвода без колес, — припомнил ту историю Степан Дубницкий. — Что удивительно, вокруг деревья и кусты. Как люди умудрились в эту чащу забросить машины, до сих пор не знаем.

На улице Казинца нас ждала еще одна находка, правда, уже совсем не мистическая. Возле высотного жилого дома рядом с мусорным контейнером царил хаос. Со всех сторон были набросаны коробки, пакеты и прочий хлам. Кто из горожан отличился, и почему жильцы не обратились за помощью в ЖЭС, неизвестно.

— Придется подготовить предписание и разобраться, — констатировали экологи.

При этом Степан Дубницкий разглядел возле соседнего дома еще один бесхозный кузов. Черный «жигуль» зиял пустыми глазницами.

Столб как гарантия успеха

Часа через два мы добрались в последнюю точку нашего маршрута. Перед нами лежала промзона Колядичи.

— Здесь и пустырей много, и железная дорога имеется, и гаражи обустроены — все условия для того, чтобы подкинуть работу экологам и коммунальным службам, — невесело пошутили инспекторы.

Немного отъехав от кольцевой автодороги, свернули на пустырь.

— Здесь часто оставляют бытовой мусор, — пояснил Степан Анатольевич. — Но сейчас все припорошило снегом, поэтому кажется, что чисто.

Выходим из машины и осматриваем окрестности. Недалеко от дороги перекресток. Кто-то заботливо перегородил дорогу, уходящую в глубь пустыря, — положил поперек проезжей части фонарный столб.

— Чтобы меньше был соблазн вывозить сюда мусор, — уточняет начальник отдела. — Рядом городская свалка, но некоторые не доезжают до официального полигона и вываливают отходы прямо на пустыре. Сейчас это сделать сложнее.

Осмотрев территорию и убедившись, что здесь чисто, отправляемся дальше. Проезжаем частный сектор, улицу вдоль железной дороги. Здесь тоже порядок, только возле полосы отвода лежит одинокая шина…

Каждый месяц сотрудники комитета проводят около 20 подобных выездов. Но, как считают экологи, ездить в такие рейды можно хоть каждый день. Все равно есть нарушения.

Черные точки

Отправляясь в очередной объезд, инспекторы комитета природных ресурсов и охраны окружающей среды знают, куда им обязательно придется заглянуть. В каждом районе есть свои «черные точки»

Фрунзенский — территории возле новостроек в жилых районах Масюковщина и Каменная Горка, а также территория промзоны ТЭЦ-4.

Московский — территория бывшего поселка Дружба, где сейчас ведется застройка.

Заводской — промзона Шабаны, а также лесополоса возле улиц Нестерова, Герасименко, Илимской и Ангарской.

Ленинский — территория, прилегающая к улицам Юбилейной, Чижевских и Судмалиса.

Первомайский — территория в районе улицы Ф. Скорины, военного городка Уручье.

Партизанский — территория в районе улицы Карвата.

Центральный считается одним из самых благополучных. Но и здесь есть свои «черные точки»: территория, прилегающая к рынку Ждановичи, и поселок Новинки.

Октябрьский — промзона Колядичи, район улицы Стебенева.

Советский — территория частного сектора и поселок Цна.