Персоны

Охотник на кабанов

За свою спортивную карьеру Газов сделал в тире около 13 миллионов выстрелов, выиграл более 100 различных соревнований. В том числе и Олимпиаду

В течение 14 лет он входил в число лучших стрелков Советского Союза! Перед каждым стартом специалисты да и сами спортсмены не сомневались, что основным претендентом на «золото» будет Газов. Обойти мастера меткой стрельбы по движущейся мишени мог разве что его закадычный друг и тезка Кедяров. Долгое время минский тандем правил балом на чемпио­натах мира и Европы. Александр Василье­вич семь раз переписывал только мировые рекорды!

Когда в беседе с журналистами разговор заходил о меткости, то мастер вспоминал своего отца, который в свое время получил значок «Ворошиловский стрелок». Снайперские качества перешли к нему по наследству. К слову, сыновья олимпийского чемпиона также небезуспешно стреляли в тире и любят охоту.

Сейчас Александру Газову 64 года и живет он в 70 километрах от Минска в тихой деревеньке Колодчина. Наш герой признается, что, как и в молодые годы, не может сидеть без дела. Охота, рыбалка, резьба по дереву, сад, огород…

Однако наш разговор начался с ностальгических воспоминаний.

Чемпион вопреки

— Когда мне было лет 8-9, отец начал брать с собой на охоту. Впечатления и эмоции били ключом! Стреляли белок, зайцев, рябчиков, куропаток, бекасов… Первый мой трофей — утка. Сколько радости было после этого точного выст­рела! В 14 лет обзавелся собст­венным ружьем — «ТОЗ-БМ». Папа доверял палить по белкам. То, что этому зверьку нужно попасть именно в глаз, чтобы не испортить шубку, — охотничья байка. Дело в том, что при выстреле в белку попадает несколько дробинок. Когда выделывают шкуру, этих пробоин не видно.

— Наверняка в секцию стрельбы записались в раннем возрасте?

— Мне тогда лет 12 было, а тир ДОСААФ располагался рядом с домом. Тренировки очень нравились. Правда, после неудачного выступления на одном из турниров тренер Виктор Репин обронил обидную фразу: «Не получится из тебя стрелка!» Лет через десять мы пересеклись после чемпионата мира, где я одержал победу. Наставник подошел, пожал руку и сказал, что был не прав. Тренировался я вплоть до службы в армии. Через несколько месяцев после призыва мне предложили выступить на окружных соревнованиях по стендовой стрельбе. Показал неплохой результат и попал в сборную Закавказского военного округа. Именно здесь случился поворотный эпизод в моей судьбе.

— Знаю, вы познакомились с новым видом пулевой стрельбы — бегущий кабан…

— Верно! Быстро выполнил норматив мастера спорта. Один из самых памятных турниров — чемпионат Вооруженных Сил СССР в 1969 году, который я выиграл. Участники выполняли два упражнения: бегущий олень и бегущий кабан. Любопытно, что в том сезоне разрешили выступать с оптическим прицелом. Наша команда была единственной, кто воспользовался нововведением. Результат оказался отличным — в табели о рангах мы заняли первые четыре места. В 1972 году я выиграл чемпионат СССР, после чего попал в сборную страны.

Ноу-хау для презента

— На Олимпиаду хотелось поехать?

— Рвались будь здоров! С Сашей Кедяровым тренировались в сутки по 8-10 часов, выпуская по 1.000 патронов. Работали на энтузиазме, очень хотелось прославить Родину на международном уровне. Больших денег, как сейчас, за победу на Играх не платили. Я за первое место с олимпийским рекордом в Монреале получил 1.750 рублей. Конечно, сама победа на главных стартах четырехлетия принесла непередаваемые впечатления. Добавил положительных эмоций и Кедяров, который стал вторым. Увы, на Олимпиаде в Москве мне не удалось повторить золотой результат, но и «бронза» очень дорога!

— Большую часть карьеры вы стреляли из винтовки «Вальтер». Кто вас обеспечил качественным инвентарем?

— В 1974 году, после чемпионата мира в Швейцарии, основатель этой оружейной фирмы Карл Вальтер пригласил меня и еще парочку стрелков на банкет. На мероприятии он поинтересовался: не хочу ли я стрелять из винтовки, произведенной на его предприятии. Тогда такой экземпляр имелся только у олимпийского чемпиона Якова Железняка, а остальные смотрели на оружие зачарованными глазами. Словом, от предложения Карла я не отказался, а через пару недель уже в тире проводил испытания долгожданного презента.

— Говорят, вы сильно переделали эту винтовку…

— Как-то с оружейным мастером Володей Разореновым задумались над тем, что для сгорания пороха нужно 45 сантиметров, а длина ствола 60. Получается, что 15 сантиметров пуля идет с торможением. Для начала попробовали отрезать пяток сантиметров. Меткость выросла на порядок. Дошли до того, что сделали ствол длиной в 46 сантиметров. А для сохранения баланса на конце дула установили фальш-трубку (железный набалдашник. — Прим. авт.). Так и прошел с обновленным оружием весь олимпийский цикл. Но со временем ствол износился. Нем­цы предложили его поменять. Специалист фирмы «Вальтер» увидел на конце ствола фальш-трубку и заинтересовался ее происхождением. Я все и выложил. Примерно через год предприятие стало выпускать новый вариант винтовок.

— Нужно было патентовать права…

— Тогда об этом никто не думал. А ведь действительно на этом можно было заработать. Немцы же успешно реализовали наше ноу-хау.

Приходите в мой дом

— О завершении вашей карьеры нет почти никаких сведений…

— В 1982 году меня назначили главным тренером и начальником команды группы советских войск в Германии. Сам еще стрелял, выигрывал турниры. Затем директорствовал в спортивном комплексе СКА в Уручье. В следующем году будет уже двадцать лет, как вышел на пенсию. Вариантов трудоустройства мне не предложили. Хотя были классные воспитанники Коля Дедов, Саша Иванов, которые выигрывали соревнования и устанавливали рекорды. Скорее всего, оставили за бортом из-за моей требовательности. Таких не любят.

— Поэтому вы на все плюнули и уехали в деревушку Колодчина?

— Почти так и было. Занялся охотой, рыбалкой, а еще резьбой по дереву. Откуда у стрелка навыки работы резцами? В группе советских войск в Германии оружейный мастер Николай Авилов делал настоящие шедевры из дерева. Я внимательно следил за созданием произведений искусства, а потом начал пробовать сам. Ныне заказов у меня пруд пруди. В основном это охотничьи этюды: кабаны на поляне, лоси или олени на прогулке. Самое большое творение — метр на метр. Увы, долго не могу работать — зрение не то. А в очках час поработаешь, потом глаза болят.

— А как же охота?

— Охоту и рыбалку никогда не забрасывал. Скажу вам больше: моя семья в основном питается дичью и рыбой. Могу не только стрелять, ловить, но и люблю готовить. Коронное блюдо — кабанятина в скороварке. Запекаю мясо, варю суп, делаю салаты. Словом, все могу. Но на праздники готовят жена и 17-летняя дочка Вероника.

— Говорят, что у вас прямо на огороде чудо-пруд…

— Есть такой. В озерке развел карпа, карася, амура, толстолобика. Подкармливаю, ловлю. Сидишь вечером на берегу, а рыба гуляет в верхних слоях воды. И большие экземпляры. Романтика! Приезжают друзья, сыновья, внуки… А я гостям всегда рад! И вы приезжайте!