Персоны

Первый и последний

 

 Больше десятка лет Вячеслав Яновский живет в Москве и привык к тому, что его называют гордостью российского бокса. Но, приехав в Минск, первый и пока единственный белорусский боксер — олимпийский чемпион признался, что в душе остался «тутэйшым»

 

 Нет, конечно, он изменился. Не только потому, что стал старше. Мы знакомы давно, поэтому сразу отмечаю, как Вячеслав Евгеньевич посолиднел, покруглел (где те 60 с небольшим его боксерских килограммов?!). И манера поведения другая: ведет себя раскованнее, но стал осторожнее и дипломатичнее в оценках и высказываниях. Выглядит очень уверенным — как человек, многого в жизни добившийся и получающий сейчас от нее удовольствие. И за время нашей беседы убеждаюсь: Яновский по-прежнему будто бы на ринге. И общение с журналистом, пусть и знакомым, для него как боксерский поединок. Он может порисоваться, пофилософствовать, а потом, насторожившись, уйти в сторону, сделать отвлекающий маневр, чтобы, внимательно глядя мне в глаза, вдруг спросить: «Это вопрос с подоплекой?»

 

Гладким его жизненный путь не назовешь. В судьбе Вячеслава хватает очень неожиданных поворотов. Были и поражения, и даже два нокаута. Еще до того как стать олимпийским чемпионом, он дважды собирался уходить из бокса. Первый раз в 24 года — от, как ему казалось, безысходности. Уже была семья, сын, их нужно было кормить, а денег не хватало. Но удачно выступил на турнире, получил вызов в сборную СССР, и планы поменялись. А в 1986-м, когда вдруг одна за другой навалились травмы, пошли неудачи, так что он даже перешел на тренерскую работу. Может быть, так и трудился бы дальше, но в сборной БССР, которой предстояло выступить на розыгрыше Кубка Советского Союза, не оказалось сильного боксера в его весовой категории. Яновского попросили, он согласился, поехал и… выиграл. Потом была Олимпиада в Сеуле, победа и переход в профессионалы, где, к удивлению многих, у Вячеслава все получилось. Он успешно боксировал до сорока лет, потом стал президентом Белорусской федерации бокса, но, громко хлопнув дверью, ушел с поста. Занялся бизнесом, и, вроде бы, успешно. Потом уехал в Россию, оставил это занятие, стал чиновником. А сейчас вновь удивил: тренирует. Не кого-нибудь — чемпионку мира среди женщин. Яновский сейчас в постоянных разъездах по всему миру — Германия, США… Сетует на усталость, но признается, что такая жизнь ему нравится.

 

О любимом деле

 

 Я очень рад, что вновь вернулся в ту стихию, где прекрасно ориентируюсь. В свое время закрыл свою фирму и уехал в Москву, и сейчас занимаюсь любимым делом — боксом. И так получилось, что очень неплохо устроился на этом поприще. Бокс — это бизнес, а бизнес — это жизнь. Я в профессиональном боксе, а это большой бизнес.

 

О женском боксе

 

Отношусь к нему с осторожностью. Раньше вообще не воспринимал и был категорически против. Где-то в душе это чувство осталось. Но сейчас, конечно, понимаю, что женский бокс — это уже данность, и ничего тут не поделаешь. Раз уж женщины борются, поднимают штангу, то пусть и боксируют.

 

О тренерской работе

 

Самое главное — не перегнуть палку, пытаясь тренировать другого человека так, как когда-то занимался сам. Наташа Рагозина, с которой сейчас работаю, сама нашла меня. И я благодарен ей за это, за то, что доверилась мне, за то, что есть результат. Она трехкратная чемпионка мира в двух весовых категориях. Соперницы боятся ее как огня и падают на ринге от ее ударов, как орехи. Рагозина живет в Германии. И я тоже. А моя семья осталась в Москве. Мотаемся с Наташей по всему свету, ведь готовиться можно где угодно, и бои проходят в разных уголках планеты. Как к этому относится жена? А как она может относиться к работе мужа? Надеюсь, не ревнует. Хотя кто его знает… Наташа — прелесть и как спортсменка, и как человек. Жену я люблю, думаю, и она меня.

 

О новых чемпионах

 

Так получилось, что Яновский — последний советский и первый белорусский боксер — олимпийский чемпион. И я очень сожалею о том, что последний… Надеюсь, что белорусы еще поднимутся на высшую ступеньку олимпийского пьедестала. Прошедший чемпионат Европы среди молодежи показал всем, что в Беларуси бокс жив. Мне нравится, как работает главный тренер сборной Валерий Корнилов. Ему страшно тяжело. За последние десять лет была разрушена боксерская инфраструктура в стране. Когда в 2007 году белорусская сборная приехала на чемпионат мира в Чикаго, мне было очень обидно: из девяти участников
команды только один был белорусом. Сами боксеры тут ни при чем, если заслужили — пусть едут. Но тогда чем эти годы занималась федерация, где свои, доморощенные, а не привозные бойцы? То, что сейчас председатель БФФ Дмитрий Тихомолов и Корнилов создают систему подготовки боксеров — замечательно. Важно, чтобы их поддержали. Бокс — один из видов спорта с самыми «дешевыми» медалями. Здесь для воспитания олимпийского чемпиона требуются гораздо меньшие, чем в игровых видах спорта, деньги. Нужны только совместные усилия государства, НОК, федерации и спонсоров — и все получится!

 

О непрофессионалах

 

Еще Наполеон говорил: «Очень тяжело воевать с непрофессионалами». Когда боксер убедительно выигрывает бой, а его на глазах у всех засуживают, не понимаю… На Олимпиаде в Пекине я пережил свой Сеул 1988 года. Тогда в Корее расстроился, глядя, как арбитры обидели Роя Джонса, отобрав «золото». Сидел в зале и боялся: а вдруг и меня в финальном поединке так же обманут? Не раз приходилось сталкиваться с судейским произволом, когда был боксером, а потом стал тренером. Плохо, когда, как сейчас, политика вмешивается в спорт. А профессионалы, люди понимающие и разбирающиеся в боксе, уходят. В Европейской ассоциации бокса, кроме Дмитрия Тихомолова и представителя Литвы, попросту не осталось тех, кто в свое время сам выходил на ринг. Профессионалов заменяют функционеры. Бизнесмены, которые ничего не понимают в боксе, но считают, что знают, как надо работать.

 

О профессиональном и любительском боксе

 

Это как Северный и Южный полюс. Везде мороз. Но на первом бывает еще северное сияние. Любительский бокс — ступенька к профессиональному. Если любители после Олимпиады снимут шлемы, этот вид спорта станет еще зрелищнее. Кто придумал, что они защищают от травм? Зрителям нужно видеть лицо боксера. Посмотрите на профессиональный бокс. Там выступают без шлемов, и все красиво и зрелищно.

 

О Беларуси

 

Родина — это жизнь. Хочется бывать здесь чаще. Так получилось, что, когда поступал на службу в Госкомспорт России, нужно было иметь российское гражданство. Но в душе-то я белорус, «тутэйшы».