Гордость столицы - династии

Неугомонные Гомоновы

 

 Еще совсем недавно ее знали только как солистку группы «Топлесс». Теперь эта обаятельная девушка пишет картины. И они пользуются не меньшей популярностью, чем работы ее деда и отца — известных белорусских художников Владимира и Леонида Гомоновых

 

 

Брынцалов подождет

 

 Анна не может назвать свое детство беззаботным. День девочки был расписан по минутам. Занималась плаванием, гимнастикой, хореографией, музыкой по классу фортепиано.

 

— Двор обошел меня стороной, — рассказывает она. — Ведь я еще посещала и модельную школу «Стрекоза», училась в 26-й художественной школе. Затем поступила в Минское художественное училище имени Глебова, хотя дедушка и папа старались уберечь меня от профессии, вершин в которой в основном достигают мужчины. Путь женщины в искусстве непрост. Но если она выбрала эту дорогу, то просто не имеет права быть банальной. Так постоянно говорил дед. Он ушел из жизни, когда мне было почти десять лет, но я успела у него многому научиться.

 

Она до сих пор помнит, как Владимир Кириллович подставлял под струю воды ее свежие рисунки. Оказывается, вода помогает проявиться акварели… Свою первую персональную выставку Анна посвятила любимому деду. И вслед за ним она продолжает писать улочки любимого города. Зимний пейзаж, на котором запечатлено Троицкое предместье, приобрел украинский коллекционер. Летний вариант этого пейзажа очень приглянулся российскому бизнесмену Владимиру Брынцалову, который побывал на одном из вернисажей Анны.

 

— Тогда это полотно понравилось многим гостям, — вспоминает она. — Суммы предлагали разные, даже очень крупные, но я давно обещала картину своим друзьям — семье столичных кардиологов. И сдержала слово. Думаю, в судьбе некоторых моих работ есть что-то мистическое: самые разные люди просят сделать для них повторения. Так, кстати, было и с очень любимой мною картиной отца «Морозное утро». Он делал ее повторения по просьбе многих людей. И в итоге сам едва не остался без этого полотна.

 

Тему Минска Анна будет продолжать. Но, признается, ей все же ближе замысловатые, неожиданные сюжеты, требующие ярких красок и полета фантазии. Недавно ее выставка прошла в Бонне — в городской ратуше были представлены полотна из серии «Вояж». Пожалуй, этот цикл она пополняет особенно часто, ведь путешествовать Анна любит — успела побывать в Малайзии, Грузии, Молдове, Литве, Италии, Франции, на Кубе… Этим летом почти две недели вместе с мамой отдыхала в Объединенных Арабских Эмиратах.

 

— Объездила немало стран, и теперь надо отразить на холсте все накопившиеся впечатления и эмоции, — говорит собеседница.

 

Поделилась экс-солистка группы «Топлесс» и некоторыми секретами своего успеха. Главное, по ее мнению, правильно планировать день. Большую часть дня Анна, как правило, проводит у мольберта, а потом занимается фитнесом, идет в тренажерный зал. А еще она увлекается верховой ездой.

 

— От общения с лошадьми становишься спокойней, — поясняет Анна. — Правда, почти на каждой тренировке в Ратомке приходится привыкать к новым скакунам. Их постоянно меняют. Не исключено, что когда-нибудь напишу цикл работ, связанных с этим моим увлечением.

 

Уроки князя Гедимина

 

Когда-то, еще в детстве, научился ездить верхом и Леонид Гомонов. Этот давний опыт пригодился ему, когда на БТ он вел программу, посвященную художественным галереям Беларуси.

 

 — В телесюжеты мы вставляли исторические картинки — изображали героев минувших веков, в одеждах разных эпох гарцевали на лошадях, — говорит Леонид Владимирович. — Мне даже довелось побывать великим князем литовским Гедимином. Содержание передач знал изнутри, ведь еще в студенческие годы ездил с отцом открывать галереи в глубинках. Он в Союзе художников отвечал за это направление работы и немало сделал для пропаганды белорусского искусства. Папа родился в Сенно, что на Витебщине. Его земляки — поэт Анатолий Велюгин, скульптор Заир Азгур. И не случайно одна из первых районных коллекций живописи и скульптуры появилась именно в Сенно.

 

Ну а детство самого Леонида Гомонова проходило уже в столичной Грушевке.

 

— Как-то съездил туда и не узнал свой район, — признается художник. — Наш старый двухэтажный дом тоже изменился: после реконструкции он стал выше. Думаю, там я и мои друзья были вполне счастливы. С каким нетерпением мы ждали, когда зимой замерзнет небольшое озерцо. Катались с горок. Причем выбирали самые крутые…

 

И, конечно, с особой теплотой Леонид Гомонов относится к Троицкому предместью, которое так часто писал его отец. Одна из последних работ Владимира Кирилловича, сделанная в начале 1990-х годов, — вид Троицкого из окна мастерской. Картину хранят в семье как самую дорогую реликвию.

 

— Сегодня в мире настоящий бум на коллекционирование живописи минувшего века, — говорит Леонид Владимирович. — Многие готовы покупать ее целыми партиями. Мне не раз предлагали большие деньги за полотна отца. Но продавать отказываюсь.

 

Сейчас художник работает над крупным проектом, который надеется представить на суд зрителей через несколько лет. Это цикл работ на историческую тему. Будут в нем и работы, связанные с прошлым Минска.

 

Послесловие

 

Леониду Гомонову когда-то повезло с педагогами. В детстве занимался в изостудии Дворца пионеров у Сергея Каткова. Там в шестилетнем возрасте получил первую награду — дипломом был отмечен его городской пейзаж. Потом наставниками Гомонова были Май Данциг, Борис Аракчеев, Виктор Громыко. Сейчас и сам Леонид Владимирович преподает — в Белорусском государственном педагогическом университете имени Максима Танка.

 

И еще вместе с дочкой Анной он открыл учебный класс для взрослых. Среди тех, кто в нем осваивает азы изобразительного искусства, есть и взрослые дети известных минских мастеров кисти.

 

— В жизни эти люди выбрали другие профессии, но о красках и мольбертах не забывали, — рассказывает Леонид Владимирович. — Некоторые думают о продолжении творческой династии. У всех есть шанс добиться успеха в искусстве. Главное — трудолюбие и вера в собственные силы.