Территория закона

Судные дни

Дмитрий Коновалов

В зале суда продолжается слушание самого резонансного в истории Беларуси дела. Обвиняемые, эксперты и пострадавшие по крупицам восстанавливают все события 11 апреля

Продолжение. Начало в № 73 за 21 сентября.

День пятый: 21 сентября

Уже второй судебный день в зале демонстрируют видеозапись допроса главного подозреваемого в теракте 11 апреля в минском метро Дмитрия Коновалова. Напомним, что давать показания он отказался, сославшись на соответствующее право, прописанное в законе.

В первый день демонстрации допроса Коновалова стало известно, когда Дмитрий приехал в Минск, как выбирал место проведения теракта и главное — зачем его совершил. «Желал дестабилизировать обстановку в стране», — несколько раз во время допроса повторил Коновалов.

В прошлую среду из того же видео стали известны другие подробности самого громкого за историю Беларуси дела. Итак, во время допроса 13 апреля Коновалов рассказал, где хранил необходимое для бомбы: «Тумбочка. У меня в комнате…» Бомбы делал в соседском подвале — это уже данные допроса Коновалова 18 апреля. Добавляет, что взрывчатку готовил и у себя дома, на кухне. Как сделать бомбу, узнал из Интернета. Рецепты записывал в тетрадь, туда же зарисовывал схемы элект­рических цепей. Тротил доставал не только у Ковалева, но и покупал на смоленском рынке в 2006-м и 2007 годах. Два куска обошлись в 30-40 тысяч рублей.

Главный обвиняемый признался, что не раз испытывал взрывчатку в безлюдном месте на окраине Витебска. В последний раз взрывал «полигон» в районе железнодорожной станции Гришаны в январе 2011-го. Воронки от взрывов слегка присыпал землей. Свои испытания Коновалов снимал на фотоаппарат, а полученные видеоролики переносил на флешку, которую хранил дома. О том, что светит за терроризм, Дмитрий прекрасно знал, ведь, по его же признанию, купил книжку с текстом Уголовного кодекса Беларуси. Зачем?

«С целью ознакомления», — туманно пояснил Коновалов.

Кстати, взрыв в минском метро мог случиться и позже — в мае или июне. Так планировал главный обвиняемый. На несколько дней до, во время и после теракта Коновалов планировал взять больничный — симулировать простуду. Но теракт в подземке пришлось перенести на апрель. Коновалов испугался, что его вот-вот найдет милиция, ведь у нее был не успевший взлететь на воздух 4 июля 2008 года пакет сока с отпечатками пальцев Дмитрия, а также их узор в базе данных, попавший туда после дактилоскопии два с половиной года спустя.

К слову, от причастности ко взрывам в Витебске в 2005 году Коновалов в том же допросе отказался, вину признал только в организации и исполнении минского теракта.

День шестой: 22 сентября

В зале суда заканчивают показывать видео допросов Коновалова, перемежающееся зачитыванием его показаний. В одном из них признание Дмитрия о том, что на снимках камер видеонаблюдения он себя узнал. В том числе и тех, на которых зафиксировано, как Коновалов 11 апреля идет к месту взрыва с вместительной сумкой. Комментируя один из кадров, он признается на допросе: «Руку дер­жу в куртке, чтобы нажать кнопку и привести в действие взрывное уст­ройство». Узнал себя Коновалов и на снимках, сделанных вблизи входов на станциях «Октябрьская» и «Купаловская» после взрыва. Говорил, пешком пошел до съемной квартиры.

— Никаких эмоций и чувств у меня не возникало, — описал главный обвиняемый свое состоя­ние после взрыва и отказался отвечать на вопрос, сожалел ли он о гибели людей.

Зато о том, как вел себя Коновалов после теракта, рассказала девушка Яна, та самая, что все дни находилась в съемной квартире вместе с Ковалевым.

— Он пел песни, — говорит Яна. — Песни ни о чем. Слова он, скорее всего, на ходу придумывал. Сидел один на кухне и пел.

— Коновалову я прошу назначить высшую меру наказания — смертную казнь, а Ковалеву — пожизненное заключение, — попросила чуть позже, когда настало время говорить потерпевшим, сестра одного из погибших во время теракта в метро. О смерти брата она узнала только 12 апреля. А в день взрыва долго и безуспешно звонила вместе с матерью на его мобильный, но голос в трубке отвечал: «Абонент недоступен…» Парню было 17 лет.

Другие потерпевшие суд ни о чем подобном не просили. Они в основном рассказывали о том, что творилось на станции во время и после взрыва.

— Это был глухой звук типа басовой октавы. Не было никакого возгорания. Это был такой глухой взрыв… Посыпались стекла. Меня ударило о входные двери вагона, — вспомнила женщина и добавила, что после взрыва видимость была практически близка к нулю. — Один человек в вагоне сказал, что сразу выходить нельзя, чтобы не затоптать других людей.

— Была очень сильная волна. Люди начали друг на друга падать… Мне показалось, что на меня рушится потолок, — вспомнила девушка, которая в момент взрыва была у эскалатора станции «Октябрьская».

— Паники никакой не было, — уверил суд один из потерпевших. — Многие люди стали помогать выносить раненых. Некоторые из них получили очень серьезные травмы. На станции лежали тела погибших. Я видел мертвого парня в белой куртке, который лежал возле лавки. Ему в сердце осколок попал.

День седьмой: 23 сентября

Пострадавшие и родственники погибших продолжают выступать перед судом. Рассказывают душераздирающие истории о том, как ужасно умерли их родные.

— Сестру мы искали очень долго. Нашли только в три ночи. Оказалось, ее отбросило взрывом на противоположный путь и переехало поездом, — плачет родственница погибшей.

— Первые восемь-девять дней я не спала вообще, — признается одна из пострадавших.

В тот же судебный день в зале демонстрируют кадры, по которым можно проследить хронику теракта: многочисленные камеры видеонаблюдения запечатлели путь Дмитрия Коновалова к месту взрыва и обратно. Когда он пришел на «Октябрьскую», сумку с бомбой поставил под скамейку не сразу, ждал, чтобы с нее встал человек. Сел на лавку сам, затем встал уже без сумки в руках и поспешил подняться с толпой по лестнице, ведущей к тоннелю между станция­ми. Руки держал в карманах — там была заветная кнопка.

У входа в тоннель Коновалов останавливается и поворачивается в сторону, где оставил сумку. На часах около 17.55. Дмитрий ждет, пока прибудет поезд. Взрыв.

Этот трагический момент показывают с различных точек. Видно, как дым и облако пыли заполняют всю станцию и часть тоннеля. Во время взрыва на записях видеонаблюдения видна вспышка. На людей, которые ехали на эскалаторе в сторону выхода к универсаму «Центральный», через несколько секунд с потолка начинают падать рейки.

Сразу после взрыва Коновалов выходит на поверхность через «Купаловскую». Идет мимо цирка, Октябрьской площади, ратуши. На всех этих снимках Ковалев узнает друга.

Кстати, в этот же судебный день выясняется, что подозрительное поведение Коновалова все же не осталось незамеченным прохожими. Одна из потерпевших призналась, что видела на станции «Октябрьская» перед взрывом странного парня.

— Все время смотрел по сторонам. Сумку брал из руки в руку, хотя она тяжелая была. Ноги перебирал как-то. Одной рукой сумку держал, другую в кармане, — рассказала она.

После этого допроса в заседании объявлен перерыв до 26 сентября.

День восьмой: 26 сентября

Когда пострадавшие, некоторые свидетели и оба обвиняемых рассказали суду все, что посчитали нужным, настает время технической части обвинения — оглашение материалов дела, связанных с доказательст­вом вины Коновалова и Ковалева. Первым делом рассказывают об экспертизе видеозаписей камер наблюдения на станциях «Фрунзенская», «Купаловская» и «Октябрьская», проведенной сотрудниками ФСБ России. Специа­листы единогласны в своем решении: на видео 10 и 11 апреля заснят Коновалов.

Следователи переодели главного обвиняемого в одежду и обувь, которая была изъята у него после задержания, отвезли на станцию «Фрунзенская», просили его вставать в тех же местах и позах, что и в день теракта. Провели полную реконструкцию событий 11 апреля. Криминалисты сделали соответствующие фотоснимки, сняли эксперимент на видео. Полученный материал отправили для сравнительного исследования экспертам ФСБ России. Показали его и в зале суда. На записи слышно, как на вопрос, почему для взрыва выбрана именно «Октябрьская», Коновалов отвечает: «Центр города, большое скопление людей…»

Примечательно, что в районе Октябрьской площади главный обвиняемый на видео точно так же, как в день теракта, сделал остановку, чтобы обернуться и посмотреть, что происходит вблизи входа на станцию метро.

День девятый: 27 сентября

Первым в зал суда вызывают таксиста, который 10 апреля подвозил Коновалова до вокзала. Это был первый рабочий день водителя. Рано утром поехал забирать клиента у магазина «Ганна» на улице Герцена.

— Я увидел мужчину с сумкой, — сказал таксист и, посмотрев на обоих обвиняемых, указал на своего пассажира: — Это парень слева (Коновалов). Подвозил его на такси до вокзала. За поезд­ку он заплатил 10 тысяч рублей.

Таксист помогал пассажиру ставить сумку в багажник и доставать ее обратно. Весила поклажа примерно 20-25 килограммов. По словам свидетеля, Коновалов всю дорогу молчал.

Продолжение следует.

Подготовила Елена Крылова по информации БелТА