Анонсы фильмов

То, что доктор прописал

Депрессирующий Ларс фон Триер вернулся от психотерапевта с идеей нового фильма-катастрофы

Свое детище, которое начнут показывать в минских кинотеатрах 6 октября, датский режиссер назвал по имени недуга, что одолел его в последнее время, — «Меланхолия». Идея создания фильма-катастрофы о падающей на Землю планете появилась у Трие­ра в процессе терапевтических сеансов, которые режиссер посещает, чтобы избавиться от депрессии. Она началась у него во время работы над заключительной частью трилогии под названием «США — страна возможностей». Психотерапевт рассказал Триеру о том, что люди, страдающие от депрессий, гораздо спокойнее реагируют на стрессовые ситуации, потому что они изначально настроены на самое худшее. Так на свет появился образ Жюстины (ее сыграла Кирстен Данст, получившая главный приз за эту женскую роль в Каннах), которая выходит замуж за Майка (Александр Скарсгорд) в прекрасном замке. Когда гости под утро расходятся, выясняется, что к нашей планете летит звезда с отражающим состояние невесты названием Меланхолия. И пока все со страхом ждут конца света, Жюстина со злорадством предвкушает Армагеддон. Всё, как и сказал психотерапевт Триера: страдающие от депрессии гораздо спокойнее реагируют на стрессовые ситуации. Точь-в-точь про меланхоличную невесту.

Триер, не раз признававшийся, что терпеть не может ждать конца фильма, в котором происходит развязка, в «Меланхолии» избавил зрителей от этой муки. По сути, финал картины появится на экране в первые пять минут. Остальной час — предыстория конца и подробное описание самоощущения невротички, перепутавшей свою голову с земным шаром.

— Для меня этот фильм не о конце света, а о состоянии души, — объяснил свое видение картины журналистам на пресс-конференции во время Каннского фестиваля режиссер.

К слову, депрессирующий Триер на съемках «Меланхолии» остался верен себе: как и в «Догме 95», он предоставил актерам полную свободу импровизации, снимая сцены без репетиций и лишь давая исполнителям ролей общие указания по поводу произнесения реплик и поведения в кадре. Похоже, получилось грандиозно, ибо многие критики уже окрестили новый фильм «лучшим, что мы видели из Триера».