Было время

Каждому свой срок

В начале прошлого века минский суд вынес уклонисту от армии более строгий приговор, чем уличенному в краже и растрате 50 тысяч рублей

Рядовой Соловьев был приговорен к 4 годам арестантских отделений. Он отказался принять оружие, находясь на службе в армии. Свое решение объяснял тем, что стал толстовцем. Его религиозные взгляды противоречили канонам армейской службы.

А вот известного «гастролера» портного Хайкина отправили в места лишения свободы всего на один год. Он был известным сердцеедом и дамским угодником. Разъезжая по городам и местечкам, Хайкин знакомился с состоятельными барышнями, крутил с ними романы, заканчивавшиеся торжественной клятвой в вечной любви перед алтарем. Но уже через несколько недель новоявленный супруг исчезал вместе с домашним скарбом. В Минске он был задержан полицией, когда пытался сбежать от невесты вместе с ее деньгами.

На 4 месяца в качестве заключенного в минском тюремном замке оказался надзиратель Туроль. За небольшое вознаграждение в 25 копеек, позволявшее откушать рюмочку в трактире, он передал письмо от приговоренного к смертной казни Шута. Однако полицейские узнали об этой услуге и нагрянули с проверкой к гимназистке Холмской, которой это письмо и было передано. Услыхав, что в дверь стучатся стражи правопорядка, девушка покончила с собой, выбросившись из окна 4-го этажа. В письме смертник предупреждал ее, что в скором времени состоится побег таких же, как и он, обреченных на смерть.

За грабеж городовой Бобко получил 3 года 9 месяцев арестных отделений. В один осенний день во время патрулирования минских улиц он заглянул в пивную, чтобы убедиться, что все в порядке, и немного погреться. Посетители были навеселе, громко разговаривали, но никто не искал неприятностей. Среди любителей пенного напитка Бобко заметил своего знакомого Неделько. Тот уже изрядно погулял и, похоже, обмывал удачное торговое дельце. Это умозаключение подтвердилось, когда Неделько достал набитый деньгами кошелек, чтобы оплатить спиртное. В этот же момент у Бобко созрел преступный план. Он дождался, когда знакомый отошел подальше от пивной, и догнал его. Крикнул ближайшему извозчику, что необходимо доставить пьянчужку в участок для вытрезвления. Там городовой и оставил своего пьяного знакомого, но уже без увесистого кошелька. Через неделю Бобко открыл на имя своей жены вклад, куда и внес украденные 195 рублей. Суд присяжных признал городового виновным в грабеже.

А бывшему предводителю дворянства Ахматову, который в 1905 году бежал за границу с 50.000 общественных рублей, присудили 3 года в арестантских отделениях с лишением дворянских прав.