Фрунзенский район

Так близко и так далеко

Семья минчанки Галины Якшук — муж Олег, дети Алеся и Владик — устроились на диване, раскрыли потертый альбом со старыми снимками и решили: пора родословную писать…

Барсуковы — дед и бабка Галины Якшук — приехали из глубинки и поселились в Минске в 1924 году. Как раз тогда открылся цех по пошиву обуви в здании бывшего обойного производства на берегу Немиги, положивший начало фабрике «Луч». Туда и устроился рабочим глава рода Дмитрий Николаевич. Его жена Анна Герасимовна, родив четверых детей, тоже дома не сидела — подрабатывала уборщицей. Жила семья рядом с железнодорожным вокзалом. И днем, и ночью грохотали эшелоны, пронзительно гудели паровозы, звенели трамваи. Жители дома так привыкли к шуму, что ночью никто и не просыпался.

Когда началась Великая Отечественная война, Дмитрия Барсукова призвали в армию. Анна Герасимовна собрала мужу в дорогу нехитрый скарб и пошла провожать. Дети сгрудились у окон и наблюдали, как родители прощались на платформе, как плакала мать, как отец сел в поезд и уехал на фронт. Воевал, получил несколько ранений, но остался жив и вернулся в Минск с наградами.

Галина Якшук окончила вечернее отделение исторического факультета Белгосуниверситета. В студенческие годы работала в ОАО «Белреставрация» техником: зарисовывала на бумаге черепки, найденные при раскопках, узоры на посуде, украшения, ездила в экспедиции.

Пока шла война, Анна в оккупированном Минске одна поднимала детей.

— Самым младшим в семье был мой отец Николай Дмитриевич, 1937 года рождения, — рассказывает Галина Якшук (Барсукова). — Бабушке Ане он все время доставлял какие-то неприятности, рано начал курить, рос непоседой…

Город наводнили гитлеровцы, из дому лучше было не выходить. Но разве Коленьку остановишь? Недалеко от места, где жили Барсуковы, в сарае фашисты прятали военную технику. Откуда-то узнав про это, пронырливая детвора пробралась к постройке. Те, кто постарше, подговорили малышей бросить внутрь зажженную спичку. Сделал это пятилетний Коля. Моментально вспыхнула солома, пламя охва­тило сарай. Дети разбежались, а назавт­ра к Анне пришел местный полицай, который на самом деле был подпольщиком, и велел озорника срочно спрятать. Каким-то чудом все обошлось. Но и потом примерным поведением Николай не отличался.

Дедушка и бабушка Галины Якшук по материнской линии — Лопаткины — были педагогами. Когда началась война, ушли в партизанский отряд.

Пока Андрей Касьянович ходил на боевые задания, его жена Валентина Ивановна ухаживала за ранеными и учила детей. Их дочь Лариса была совсем маленькой, но тоже выполняла посильные поручения.

— Моя мама Лариса Андреевна часто вспоминала один жуткий эпизод из партизанского детства, — рассказывает Галина Николаевна. — Как-то весной на лесной полянке она пасла козу. Вдруг в небе появился немецкий самолет. Заметив ребенка, гитлеровский летчик стал забавляться: стрелял то впереди бегущей малышки, то позади нее, не давая возможности спрятаться. Долго развлекался, а потом улетел.

После войны, окончив школу, Лариса пошла работать на минскую фабрику «Луч». Однажды в конце 1950-х годов в составе доб­ровольной дружины девушка отправилась в очередной рейд по району. По пути комсомольцы задержали молодых парней, которые вели себя вызывающе. Среди них был и Николай Барсуков. Лариса попыталась образумить нарушителя. Разговорились. Познакомились. Начали встречаться, подружились и… сыграли свадьбу.

Когда в середине 1960-х родилась дочь Галя, семья Барсуковых жила на Сторожевке, а позже переехала на улицу Кальварийскую.

— Отец всю жизнь трудился в одном из автопарков электросварщиком. Награжден медалью «За трудовую доблесть», — продолжает Галина Якшук. — Любил путешествовать, искал малоизвестные факты из истории столицы и приобщал к поис­кам меня. По Минску мы ходили пешком. Помню, папа рассказывал, как он и его сверстники, играя детьми в войну, нашли на Зам­ковой горе клад — старинные монеты. Или про то, как Немига в верхнем течении до начала

1950-х годов бежала по городу ручьями, которые доставляли минчанам много неприятностей: вскрывали деревянный настил, затапливали дворы и улицы, подвалы и нижние этажи домов. Воду люди вычерпывали ведрами.

Иногда Галина приходила к бабушке Ане в Дом литератора, где та работала уборщицей. Знакомилась с писателями и поэтами, читала их книги. Часто девочка гостила в семье белорусского писателя Миколы Лупсякова, жена которого, Надежда Павловна, доводилась бабушке Ане сестрой. В доме рядом с площадью Якуба Коласа Гале позволяли все, даже кататься по огромной прихожей на велосипеде. Из окон квартиры по праздникам она украдкой наблюдала за парадом на проспекте Ленина, хотя официально это запрещалось. У Лупсяковых была уникальная биб­лиотека, и девочка много читала, увлеклась историей Древней Руси, Древнего Рима, Египта и, конечно, Беларуси. Мечтала стать историком. И стала.

Сейчас Галина Якшук работает методистом по культурологии и краеведению Центра творчества детей и молодежи Фрунзенского района и открывает малоизвестные страницы истории Минска теперь уже со своими воспитанниками из кружка «Эрудит».

— Я выросла на Кальварии, и старое кладбище считаю особым местом. В детстве бродила по нему, как по музею. Стоит зайти за ограду из почерневших от времени крестообразных кирпичиков, и ты попадаешь в иную эпоху. Помню, в нашем дворе рассказывали всякие страшилки. О том, как молния ударила в звонницу и упавший колокол убил кладбищенского сторожа, как по ночам по могилам блуждают огни и силуэты в белом… Все, что знаю и помню, рассказываю детям. Показываю им полуразрушенные усыпальницы с гербами на облупленных фасадах, старые могильные плиты, на которых выбиты имена представителей знаменитых дворянских родов Гайдукевичей, Гинтовтов, Кобылинских, Монюшек, Храптовичей, могилы известных поэтов, писателей, воинов разных эпох.

В кружке «Эрудит» питомцы Галины Николаевны научились составлять генеалогическое древо своей семьи. Это сблизило младшее поколение с родителями, бабушками и дедушками.

У Галины и Олега Якшук двое взрослых детей. Сын Владислав учится в БГУИР. Его хобби — история и архитектура Минска.

— Мы с друзьями исследовали многие уголки столицы, — рассказывает молодой человек. — В Лошице знаем каждый кустик, каж­дую тропинку. А прошлым летом с волонтерским отрядом ездили в Крево, помогали в археологических раскопках и реставрации храма.

Дочь Алеся — студентка педуниверситета — получает специальность психолога. А еще собирает старые легенды и предания о Минске. По взаимному согласию домочадцы поручили ей сделать первую запись в родословной семьи. И Алеся написала: «Мои прадеды Андрей Лопаткин и Дмитрий Барсуков — герои Великой Отечественной войны. У нас есть традиция: 9 мая и 3 июля мы раскладываем в зале их многочисленные военные и трудовые награды и минуту стоим молча. Я горжусь, что у меня такие предки».