Было время

Обман зрения

Как менялась минская реклама на протяжении XX века? От деревянных вывесок до громадных неоновых букв

Заходи, выбирай, покупай!

В дореволюционном Минске торговцы большое внимание уделяли рекламе магазинов и лавок. Ведь чем ярче и красочнее вывеска, тем больше покупателей. Особенно старались хозяева лавочек на центральных улицах. Свободное пространство на фасадах вдоль Захарьевской (ныне проспект Независимости), Губернаторской (Ленина), Юрьевской (сейчас не существует) занимали таблички с названиями магазинов, мастерских, гостиниц и именами их владельцев. В то время многие минчане, а тем более приезжие крестьяне, были неграмотны. Поэтому на вывесках обязательно изображали узнаваемые предметы: ботинки, часы, окорок.

В витринах выставляли красочные рекламные плакаты, расхваливающие «новинки, необходимые в каждом доме». Правда, большинство минчан и так знали где, что и за сколько продается. Объявления были рассчитаны на приезжих, остановившихся в гостиницах, и на толстосумов, способных купить нужный им товар в первом попавшемся магазине.

Чем дальше от центра города, тем меньше становилось вывесок. Небогатые жители окраин старались покупать все необходимое на рынке, где было дешевле.

Неоновая реклама устанавливалась по согласованию с домовладельцем. Оговаривались размер и место вывески, а также оплата и ответственность за качество монтажа конструкций. Власти города следили за тем, чтобы никто не пострадал от таких зазывалок. Если рекламный щит слабо прикрепили и он упал, то владельца наказывали рублем. Например, в 1909 году на тротуар с грохотом свалилась вывеска Саулевича. К счастью, никто не пострадал. Вроде бы ничего страшного не произошло, но этот случай вызвал бурю возмущений. Минский полицмейстер распорядился провести полномасштабную проверку «всех громоздких вывесок, грозящих падением».

Закон гласил, что за выставление без надлежащей осторожности клеток, горшков с цветами и тому подобных предметов на окно, а равно за недостаточное прикрепление вывесок или ставней виновные подвергаются денежному взысканию.

 

Всем попробовать пора бы, как вкусны и нежны крабы

Новый виток развития наружной рекламы пришелся на времена НЭП. На минских улицах переплелись сразу четыре языка, наиболее ходовых в городе. Покупателей зазывали на иврите, польском, русском и белорусском. Богатство красок и товаров соседствовало с нищетой. Нэпманы, сколотившие состояния, сорили деньгами, неуверенные в завтрашнем дне. Рабочие заводов и фабрик, экономившие каждую копейку, с завистью смотрели на вывески, предлагавшие дорогие ткани и деликатесы. Достойным украшением витрин в 1920-е стали советские рекламные плакаты авторства Владимира Маяковского и Александра Родченко.

С приходом советской власти с минских улиц исчезли прежние царские названия и таблички, им на смену пришли классово выверенные наименования.

Но частная собственность и свободная торговля шли вразрез с социалистическими принципами государства. Переход к плановой экономике похоронил частную наружную рекламу. Это не значит, что с минских улиц совсем исчезли вывески и плакаты. Они стали проще. По­явились привычные сегодня безликие надписи: «Магазин», «Мастерская», «Продуктовая лавка».

А как у них?

«Уже стемнело, площадь освещали яркие фонари, горела пестрая реклама на крыше Политехнического музея: «Всем попробовать пора бы, как вкусны и нежны крабы», «А я ем повидло и джем», «Нужен вам гостинец в дом? Покупай донской залом». Это все идея Микояна, курировавшего также и внутреннюю торговлю. Он приглашал знаменитых поэтов придумывать броскую рекламу наподобие Маяковского: «Нигде, кроме как в Моссельпроме».

Так в своих мемуарах личный переводчик Сталина В.М. Бережков описал предвоенную рекламу в Москве. Минская была не столь масштабна.

 

Вестники коммунизма

Расцвет наружной рекламы пришелся на 60-е годы прошлого века. К 1967 году, когда праздновали 900-летие Минска и 50-летие Великого Октября, широкое распространение получила неоновая реклама. Этому способствовал визит Никиты Сергеевича Хрущева в США.

В послевоенные годы наружную световую рекламу поставили на идеологические рельсы.

Минские улицы тех лет в вечернее время расцветали ярко светившимися названиями «Магазин», «Булочная», «Самообслуживание», «Кафе», «Промтовары», которые составлялись из обычных цветных ламп накаливания. Огромные неоновые буквы венчали ГУМ, ЦУМ, Комаровский рынок. Крупные слова были заметны издалека. Технологии тех лет просто не позволяли делать маленькие фигурные буквы и изображения. Советская промышленность производила лишь «крышные» установки, массивные фасадные вывески.

Есть среди наружной рекламы и необычный юбиляр — городская световая газета «Новости». Она появилась на фасаде полиграфического комбината на площади Якуба Коласа 40 лет назад. С наступлением темноты электронное табло оживало: новости Минска, республики, зарубежья, а также рекламу читали в бегущей строке. Эффект обеспечивался разноцветными лампочками. Просуществовала городская световая газета «Новости» до 1986 года.

Но все это по масштабам уступало патриотическим лозунгам. Сегодня самый известный и узнаваемый расположен на площади Победы. Это надпись «Подвиг народа бессмертен».