Я здесь живу

Патент на прошлое

Нужно ли изобретать велосипед, чтобы привлечь в Минск туристов?

Можно много и долго рассуждать, спорить о том, каким должен быть бренд Минска. Можно провести тысячу и одно заседание с повесткой «Как привлечь в столицу турис­тов», а потом принять такое же количество замечательных решений и постановлений. Увы, лично у меня есть серьезное опасение, что конечный результат не порадует. Во всяком случае, пока так. Почему? Ответ — на поверх­ности. Чем привлекают приезжих города и столицы? Тем, чего нет у других. В Париже — Эйфелева башня, Лувр и прочий Монпарнас, в Праге — средневековая архитектура и несколько сотен сортов отменного пива, в Киеве — Крещатик, Лавра и вареники, в Одессе — Привоз и восхитительный говор, в Бресте — овеянная воинской славой крепость. А что в Минске? Сгоряча можно ответить: ничего такого. Сложно, говорят, нашему городу похвастаться древними строениями, всем известными галереями, а драник варенику пока не конкурент. Это если смот­реть мимо. А если внимательно и по сторонам? Да, белорусской столице в силу исторических коллизий не повезло по части хорошо сохранившейся древности. Троицкое предместье и Верхний город не в счет. Приезжим их можно преподнести разве что как отличный пример того, как из ничего можно сделать конфету. Что бы ни говорили некоторые ревнители сохранения седой старины, оба квартала до принятия решений об их реконструкции представляли собой жалкое зрелище, группки донельзя обветшавших строений. Так что отдельное спасибо архитекторам и строителям — вчерашним и нынешним. С культурной средой — театрами, музеями — у нас дела обстоят неплохо, но признаемся честно: Купаловский — не МХАТ, Национальный художественный — не Третьяковка. За ради посмотреть и там, и здесь к нам разве что постсоветский житель устремится, да и то если ему о них специально накануне рассказать.

О кулинарии особый сказ. Здесь, конечно, можно поднапрячься и кое-что со временем создать, но нужны определенные условия и усилия (читайте в этом номере на странице 9).

Так что же Минску миру предъявить? Какая «фишка» архитектурного, культурного, исторического порядка может стать известной далеко за его пределами, стать его визиткой? Мне думается, ничего нового изобретать не нужно. Всё уже есть. Популярное и легко узнаваемое (так словари толкуют значение слова «бренд»). Где? Что? Милости прошу на главный проспект города — проспект Независимости. Посмотрите налево, посмотрите направо, теперь — прямо. Еще не увидели? Тогда вспомните отзывы приезжих об этой магистрали, которые, уверен, в большинстве случаев относятся и ко всей столице.

Везде и повсеместно на территории бывшего Союза быстро и старательно избавились и продолжают избавляться от памяти о своем недавнем прошлом. Оставляют лишь отдельные неубиваемые фрагменты. А у нас, пожалуйста, все в комп­лексе. Пока еще. Так, может, и стоит на этом сыграть? Это же как раз именно то, чего ни у кого нет.

Наш бренд, наша «фишка» — СССР, точнее, то, что мы пока еще сохранили из его наследия. С каким бы бытовым инструментом ни сравнивали отдельные высокоумные граждане тот период и то, что от него осталось, но к нам чаще всего едут именно за этим. А если и не специально за этим, то потом именно об этом вспоминают и другим рассказывают.

Увы, пока все происходит в обратном направлении. Как-то ностальгия меня прошибла. Я — на прос­пект. Иду от кинотеатра «Октябрь» и дальше к центру. Городок БНТУ прошел. Вспоминаю… Здесь все как и 30, 40 лет назад. По части архитектуры. Чуть дальше, за перекрестком, магазин букинистичес­кий. Он на месте, хоть и претерпел серьезные изменения. Было время, часами от его полок не отходил. За ним знаменитая «Бульбяная». В Минске не было жителя, который бы 

не знал это кафе-ресторан. Хотя бы потому, что если гость издалёка приехал, его непременно сюда вели. А как же! Где еще можно было и тот самый драник отведать, и мачанку, и картошечку с мясом в горшочке. Да-а-а… Так вот, «Бульбяная»… Нет ее. Пирогами на немецкий или бог весть на какой лад здесь сейчас потчуют. Выпечка, должно быть, знатная, вот только я сюда не пойду и гостя зарубежного не поведу.

Дальше иду и уже намеренно на вывески взор обращаю. Пицца, гамбургер, суши… Италия, Германия, США, Япония… И следа не осталось от кафе «На ростанях» и «Паляўнiчы», от ресторанов «Неман» и «Папараць-кветка». Все понимаю, об инвестициях читал и важность их осознаю. Но мы же о бренде, об узнаваемости и о непохожести речь ведем. О том, за что турист нам заплатит. Точнее, мы хотим, чтобы заплатил. А турист, конечно, с голодухи котлету с булочкой от поваров известного заведения фастфуда скушает. Но вряд ли запомнит и о том по возвращении хвастать родне не станет. Потому как гамбургер, хоть в Африке, хоть в Жмеринке, о-ди-на-ко-вый.