Городское хозяйство Новость дня

Отложение солей

Как восстанавливают городские деревья после зимнего и совсем не сладкого сна

Скоро с улиц исчезнет снег и дорожники перестанут применять противогололедные реагенты. Почти все забудут о холодной снежной зиме, въевшейся в обувь соли и прочих мелких сезонных неприятностях. Не останется это в прошлом лишь для столичной флоры.

Где болит

Если бы деревья могли выбирать, где им расти, вряд ли они стали бы селиться рядом с проезжей частью улиц. По данным исследований агрохимической лаборатории УП «Минскзеленстрой», наибольшее содержание растворимых солей NaCl в почве наблюдается на проспектах Победителей, Независимости, Пушкина и Партизанском и улицах Орловской, Притыцкого, Я. Брыля, Гурского. Самыми комфортными территориями для зеленых насаждений остаются парки и скверы.

Центральный ботанический сад и «Минскзеленстрой» относят зеленые насаждения, растущие вдоль основных городских магистралей, к группе риска. За ними ведется регулярное наблюдение, им обеспечивается особый уход. В столице насчитывается около 90 площадок, на которых постоянно ведется мониторинг растений. Ежегодно обследуются более 30 тысяч деревьев.

Зимой 2012 года дорожники высыпали на улицы города 14 тысяч тонн соли и 40 тысяч кубометров песчано-соляной смеси. Таким образом, на каждый квадратный метр городских территорий, в том числе зеленых зон, пришлось по 1,2 килограмма соли.

Диагноз

С наступлением тепла озеленителям предстоит серьезная работа по спасению растительности от пережитых хлоридно-натриевых атак. Специалисты зеленого хозяйства точно знают: засоленность почвы вредит газонам, деревьям, кустарникам больше, чем другие неблагоприятные факторы. В УП «Минскзеленстрой» есть агрохимическая лаборатория, которая занимается исследованиями почвы на улицах города и влиянием противогололедных реагентов на состояние насаж­дений.

— Все знают, как ухудшается здоровье человека, если у него в организме откладываются соли, — говорит заведующая агрохимической лабораторией УП «Минскзеленстрой» Наталья Петлицкая. — Таким же образом хлорид натрия влияет и на растения. В первую очередь реагенты, оставшиеся в почве, оказывают токсичное воздействие на корни, вызывая отмирание их активной части. Как следствие, деревья начинают ослабевать. Кроме этого натрий и хлор накапливаются в листве и вызывают хлороз и некроз сначала края листа, а затем и всей листовой пластинки.

Соли поступают в растения не только из почвы. На поверхность крон хлорид натрия попадает, когда транспорт разбрызгивает талые воды и мокрый снег, насыщенные растворами и кристаллами солей. Автомобили движутся и создают воздушные потоки, подобные вихрям, которые образуют «солевой туман». В результате составляющие противогололедных реагентов оседают на стволах и кронах.

Ведущий научный сотрудник, кандидат биологических наук ГНУ «Центральный ботанический сад НАН Беларуси» Наталья Дишук привела такой пример. В свое время проводилась одновременная посадка каштанов на улице Богдановича и в примыкающем к ней парке Дружбы народов. Теперь даже невооруженным глазом можно заметить: у деревьев вдоль трассы состояние куда хуже, чем у их собратьев в парке.

К сожалению, от пересоленной почвы страдает не только внешний вид городской флоры. Ослаб­ленные растения — легкая добыча для древесных паразитов и болезней, которые в конечном итоге могут привести к гибели насаждения.

Как показывают исследования специалистов агрохимической лаборатории УП «Минскзеленстрой», хуже всего соляные атаки в городе переносят липы и каштаны, а наи­большую стойкость проявляют хвойные растения, особенно ель колючая голубая. Без существенного ущерба для здоровья переживают зиму ясени.

Лечение

Каждый год по рекомендации агрохимической лаборатории озеленители проводят комплекс мероприятий по уходу за деревьями, растущими вдоль проезжей части.

Когда легкие города начинают восстанавливать после соляных ванн, первым делом их визуально обследуют. В феврале — апреле проводят санитарную обрезку крон, чтобы удалить больные и высохшие ветви. Затем душ для ветвей и стволов деревьев и только потом промывка почвы в лунках, чтобы соль ушла в более глубокие слои, где корни не будут с ней контактировать. Верхний слой земли в лунках заменяют новым и вносят туда биогумус и минеральные удобрения.

Как минимум дважды в год деревьям устраивают корневые и некорневые подкормки. Щедро потчуют стимуляторами роста и активно поят водой. Каждые 10 дней в каждую лунку вливают по20 литровживительной влаги.

— Эти мероприятия помогают нам достигнуть заметного результата, — уверяет Наталья Петлицкая. — При таком уходе растения за лето набираются сил и готовятся к очередной зиме.

Насаждения на улицах Минска представлены более чем двумя десятками видов, из них только 4 хвойных. В столичной флоре преобладают липы, в основном мелколистная. Относительное количество лип составляет 39 процентов от всех деревьев. На втором месте по популярности — клен остролистный (29 процентов) и каштан конский (16 процентов). В Минске немало ланцетных и пенсильванских ясеней — 11 процентов. Все остальные виды вмещаются в 5 процентов.

Тяжелее всех приходится саженцам, которые сами по себе еще слабые, к тому же переживают стресс от переезда из комфортного питомника в агрессивную городскую среду. Вот почему с прошлого года посадку деревьев вдоль проезжей части не производят зимой. Все молодые деревца переселяют на транспортные артерии в весенний период, когда почву уже привели в порядок.

Недавно в Киеве прошла международная конференция «Экология большого города. Влияние факторов городской среды на состояние зеленых насаждений. Опыт и пути сохранения зеленых насаждений в урбанистической среде». Большой интерес вызвали доклады делегации из Минска, в которых специалисты рассказали о своем опыте защиты зеленых насаждений от негативного воздействия антигололедных реагентов и о наиболее опасных болезнях и вредителях. Как отметили участники конференции, это результат внимания руководства города к озеленению и тесного сотрудничества ботанического сада с «Минскзеленстроем».

Зеленые зоны занимают 44,8 процента территории столицы, на каждого жителя города приходится по 13,6 квадратного метра. Это больше, чем в Париже, Берлине и Лондоне.