Было время

Базара нет

Чрево Минска. Так в начале прошлого века газетчики называли территорию, где сегодня станция метро «Немига». Здесь располагался самый популярный рынок города 

Мена в Минске

Старейший городской рынок, называемый Нижним, возник у входа в Минское замчище еще в XI веке. Ныне это район площади 8 Марта. Сюда прибывали всевозможные товары из Европы и Азии, здесь совершали крупные сделки, да и рядовой минчанин мог при­обрести все что пожелает.

В давние времена многие города называли по рекам, на которых они расположены: Витебск — Витьба, Полоцк — Полота… Так и Менск, по одной из легенд, получил свое название от реки Менка. Водная артерия была торговым путем, где меняли такие богатства края, как пушнина, мед, смола, на привозные диковины — ткани, пряности, соль и прочее.

Об обширной географии минской торговли лучше всего рассказывают монеты. При раскопках замчища археологи обнаружили арабские дирхамы, деньги русских и европейских городов.

Доставляли грузы в Минск на ладьях по Свислочи и на возах по трактам. Но чтобы товары попали на рынок, купцам приходилось платить таможенную пошлину — мыто. Во времена Великого княжества Литовского можно было стать владельцем минской таможни. Для этого требовалось лишь заплатить. Например, в 1501 году король польский и великий князь литовский Александр сдал минское мыто мещанину Федору Есковичу на три года. За это предприниматель ежегодно вносил в княжескую казну по 100 коп грошей (копа равнялась 60 грошам). Все сборы с возов шли арендатору. В конце года в управу подавался отчет о сумме сборов, удержанных на таможне с купцов. Прибыль определяла сумму аренды на следующие годы. Например, в 1507 году минскую таможню сдавали за 200 коп грошей. Причем староста смоленский и войт минский Авраам и мещанин виленский Ян Дитрихович заплатили полновесными венгерскими золотыми.

Привезти товар в город можно было в любое время года, уплатив пошлину. Но существовали специальные ярмарки и торговые дни, в которые такой сбор не взимался. Тогда в город стекались продавцы и покупатели из многих местечек и городов, даже заграничных.

На Нижнем рынке до его ликвидации в 1928 году в окрестных домах работали магазинчики, в подвалах были настоящие склады. В 1931 году освободившаяся от торговцев площадь получила название в честь Международного женского дня — 8 Марта.

 

Ряды изобилия

Главным местом торговли Минска был Нижний рынок. Свежее мясо, стеллажи с крупами и мукой, многообразие готовых колбас, ветчин, хлебобулочных изделий, сладостей, напитков — здесь любой мог найти подходящие для себя и своего кошелька продукты. Лучшее мясо продавали в крытых мясных рядах. В небольших деревянных и каменных лавках стены и столы были обиты оцинкованной жестью, а полы заасфальтированы. Продавцы в передниках наперебой расхваливали свои лавчонки. Здесь продавали говядину, свинину, баранину и даже дичь, как местную, так и привозную. В Минск живой скот доставляли из разных уголков России по железной дороге. Практически сразу со станции он мог попасть на городскую скотобойню. После ветеринарного осмотра мясо оказывалось на рынке. Некоторые магазинчики специализировались на продаже кошерного мяса.

На рынке закупались в основном горожане среднего достатка. Богатые предпочитали специализированные магазины, расположенные в центре города. Бедняки обходили благоустроенные ряды стороной и сразу отправлялись к расположенным около реки столам с субпродуктами. Здесь продавали внутренности, кожу, головы, ноги, обрезки. Это были одни из самых дешевых и вос­требованных мясных продуктов в городе.

Торговля огородной продукцией была сконцентрирована около моста на Александровской улице (ныне Максима Богдановича). Овощи раскладывали на небольших столиках, прямо на земле или продавали с лотков. Многие торговали тем, что вырастили сами в Минске на Татарских огородах (ныне район Дворца спорта). Для придания продукции товарного вида продавцы мыли и чистили ее прямо в Свислочи. Неудивительно, что в 1908 году городской инженер Лисовский предложил городской управе обязать продавцов иметь возле себя специальный ящик для очистков и испорченной зелени.

Нижний рынок очень хорошо описал в книге «Путешествие по Полесью и белорусскому краю» Павел Шпилевский в середине XIX века: «Под именем Низкого рынка разумеется собственно небольшая квадратная грязная, никогда не высыхающая (потому что здесь прежде были болота, и теперь они просачиваются на поверхность площади, несмотря на то что площадь вымощена камнем) площадь, обрамленная бесчисленными шкапиками, то есть лавчонками, составляющими четыре сплошные стенки с несколькими входами. Шкапики эти на некотором расстоянии от своего основания покрыты жестяной крышей, прикреплены к столбикам и перилам. Вся внутренняя площадка наполнена бесчисленными разнородными скамейками, скамеечками, стульями, столами, корзинками и клетками. Прежде всего бросаются в глаза ряды скамеек с ночвами (деревянные желоба), наполненные яйцами, орехами и луком; дальше — клетки и корзинки с курами и цыплятами, гусями и индюшками. Наконец следуют ряды с холстом, рубахами и вообще готовым бельем… На этой площадке, когда вы ни придете (кроме субботы), всегда услышите крик, шум и перебранку торговок, всегда увидите грязь, всегда заметите много народа. То же самое увидите и услышите вокруг всего базара, где также производится мелкая торговля крупами, горохом, бобами, семенами, листовым табаком и минскими сигарами, канатами, нитками, известкой, мелом, гвоздями, горшками, железом и разными сухими бальзамическими травами».

В 1892 году в Минске появился первый общественный транспорт — конно-железная дорога. Теперь покупатели могли добраться до рынка в ее вагонах. Порой на базаре собиралось столько людей, что движение конки останавливалось.

 

Кругом торг идет

На самом рынке торговля была более-менее цивилизованной: у каждого продавца было свое законное место. Они завлекали покупателей к лоткам и лавкам зычными голосами, зачитывали списки всего, что имелось в продаже. Иногда просто притаскивали к прилавку за руку. Долго и упорно торговались за каждую копейку.

А вот на подходах к рынку процветал незаконный бизнес. Многие в погоне за рублем игнорировали обязательные постановления городской думы. Торговцы раскладывали товары прямо на тротуаре. Самые наглые обустраивали ларек в дверях близлежащих домов. Стои­ло только городовому показаться на горизонте, как такие дельцы исчезали, но ненадолго. Покровителями этого бизнеса были местные дворники. Домо­владельцы жаловались, что вместо выполнения своих прямых обязанностей по соблюдению чистоты и порядка они смотрят лишь за приезжими крестьянами и такими торгашами. Последние за право разложиться на тротуаре или у входной двери платили небольшую взятку, иногда натуральным продуктом: зеленью, фруктами, а порой и чаркой. Крестьян, прибывших на телегах на торги, дворники гнали от своих владений. Если же они раскошеливались на пару копеек, то им разрешалось вести продажу продуктов прямо с возов.

Покупателям приходилось протискиваться мимо таких импровизированных магазинов, чтобы добраться до самой рыночной площади. Еще большую толчею на подходах создавали торговцы вразнос. Нацепив на себя корзину с полезными мелочами, они ходили по узким улочкам Немиги и рыночным проходам, предлагая прохожим купить что-нибудь. В поисках покупателей они могли выйти на центральные улицы, хотя это было строго запрещено. Манили их Захарьевская и Губернаторская (ныне проспект Независимости и улица Ленина), где гуляла состоятельная публика. Потихоньку от Нижнего базара они поднимались все выше и выше, пока не достигали этих магистралей. Вскоре становилось тяжело пройти даже десяток шагов, чтобы не наткнуться на одного из таких разносчиков с яблоками, апельсинами, булками и прочим. Полиция прогоняла их, выписывала предупреждения и штрафы. На несколько часов становилось тише. Но снова и снова разносчики наполняли главные улицы.