Ленинский район

Сноровка, закалка, тренировка

Знаете, зачем кузнецам борода? Определять температуру металла для сварки. Об этом и других секретах профессии рассказал житель Серебрянки кузнец Игорь Корсак 

Игорь Корсак с 2003 года работает в ремонтно-комплектовочном цехе Белорусской железной дороги. Занимается технической ковкой: ремонтирует оборудование, кует болты, делает скобы, ломы, молотки и многое другое для нужд депо. Окончил Минское государственное художественное училище имени Глебова и Белорусский государственный университет культуры и искусств. По первому образованию живописец, по второму — керамист. Кузнечным делом занялся не случайно — с детства тянуло к металлу и огню.

Мой собеседник — крепко сложенный улыбчивый мужчина. Немногословен, но что скажет — в точку.

— Ну да, могу гвоздь руками согнуть, — пожимает плечами мастер. — Хотя, конечно, устаю на такой работе. Бывает, так намахаешься молотком, что кулак разжимаешь, а он снова сжимается.

Направляемся в кузницу. Игорь показывает клещи с длинными ручками, тиски, пневмомолот, наковальни. Вот и горн — большая газовая печь для нагревания железа. Температура в печи достигает 900 градусов. Обычному человеку и подойти страшно.

В древности коней подковывали только очень богатые люди, ведь это было дорого, так как металл добывали с большим трудом. Поэтому человек, нашедший на дороге подкову, считался счастливчиком.

— Может, хотите погреться? — улыбается мастер и поджигает горн.

Заискрился, зашумел огонь. Кузнец ловко кладет щипцами в раскаленное горнило заготовки — железные пластины длиной десять сантиметров.

— Нагретый до нужной температуры металл легче принимает необходимую форму, — попутно объясняет Игорь.

Раскаленную докрасна пластину переносит на наковальню и плющит ее молотком. На наших глазах из-под грозного инструмента выходит тонкая металлическая полоска. Ее кузнец загибает в форме подковы. На все про все уходит минут семь.

— В древние времена наши предки считали, что в доме этот символ счастья надо размещать рожками вверх, чтобы удача не стекала вниз, а накапливалась внутри, — рассказывает мастер. — А если вешали над входом, то рожками вниз, чтобы отгонять всякую нечисть.

Во время работы кузнец становится похож на чародея. Недаром людей этой профессии раньше приравнивали к колдунам. А как иначе? Кузнец делает металл послушным, превращает бесформенные куски железа в полезные изящные вещи.

В кузнице весь инструмент сделан своими руками — считается, что профессионал должен уметь все делать сам. Поразительно: как при помощи, казалось бы, неподъемных инструментов можно изготовить изысканные изделия?

— В народе бытует мнение, что верх мастерства кузнеца — железная роза, — говорит специалист. — Но это должен уметь делать каждый. Намного сложнее выковать топор.

— Много железа приходится поднимать за смену?

— Бывает, полторы тонны в день перетаскаешь. Некоторые детали весят и 7 килограммов, а их нужно сделать штук 50 и больше. Считайте сами.

А что касается бороды, то некоторые верят, что в ней черт прячется. На самом деле все гораздо прозаичнее.

— Борода всегда была отличительной чертой кузнеца, — поясняет Игорь. — Она защищает лицо от искр, брызг окалины. Хотя в былые времена при помощи такой густой растительности определяли температуру металла. Кузнец подносил заготовку к бороде: если волоски начинали потрескивать и закручиваться, значит, температура подходящая для ковки металла.

— Ходила к кузнецу? И что он кует? Счастье? — пошутили коллеги. Я задумалась: ведь если верить в то, что подкова приносит счастье, значит, это вполне может относиться и к тем, кто ее создает.

Игорь Корсак — член Белорусского союза мастеров народного творчества. С супругой воспитывают двоих детей — Алину (4 года) и Святослава (2 с половиной года). Сын не расстается с молотком, а дочь обожает рисовать.