Спасатель

Огненных дел мастер

Спасатель столичной пожарной аварийно-спасательной части № 5 Павел Зеленка рассказал о победе в конкурсе «Минский мастер», профессии огнеборца и при этом не смог вспомнить… свой первый боевой выезд

— Павел, наверное, многим читателям любопытно, каковы критерии оценки для победы в конкурсе «Минский мастер»?

— В Минском городском управлении МЧС есть внутренний конкурс «Лучший по профессии», который проводится не первый год. В нем участвуют пожарные, командиры отделений, начальники караулов и диспетчеры. Сначала соревнования проходят на районном уровне, позже каждый отдел по чрезвычайным ситуациям выставляет своего представителя на городской конкурс. Чтобы получить титул победителя, мне пришлось усердно поработать — справиться с теорией спасательского дела, а затем выполнить набор силовых и физических нормативов — бег, силовые упражнения на турнике, основы альпинизма и элементы пожарно-спасательного спорта. Я тружусь спасателем уже седьмой год, и в нынешнем мне наконец-то удалось победить. Вот такой непростой путь к «Минскому мастеру».

— Вернемся в ваше прошлое: вы нашли профессию спасателя или она вас?

— Сам я из Марьиной Горки, но в Минске живу давно. Раньше занимался легкой атлетикой и как-то случайно узнал, что мои способности могут пригодиться в профессии спасателя. Родители никак не связаны с МЧС (папа — инженер, мама — секретарь), но мой выбор поддержали. Правда, вначале волновались: все-таки специальность связана с риском для жизни. Решил попробовать. Мне понравились график работы и возможность реально помогать людям. Со временем я отошел от спорта и сконцентрировал силы и умения в спасательном деле.

— А помните свой первый боевой выезд?

— Когда человек приходит работать спасателем, он не сразу получает возможность бороться с огнем. Честно признаюсь, не вспомню свой первый контакт с огнем, но их было много. На первом этапе работы таких впечатлений всегда в избытке, а сейчас некоторые позабылись. Сирена, пожар — в памяти не откладываются отдельные случаи. Район выезда у нас большой, вокруг много крупных предприятий. Кстати, я ожидал такого вопроса от вас и заранее опросил коллег, узнал их мнение. Оказалось, многие спасатели не могут выделить какой-то один знаковый пожар. Так и я. Правда, трудно забыть те случаи, когда не удается спасти человека, — вот они в памяти откладываются. Для преодоления подобных эмоций с нами работают психологи.

— На ваш взгляд, что самое трудное в профессии спаса­теля?

— Нелегко принимать решение, делая выбор. Порой хочется рискнуть, забывая о себе и смертельной опасности. Конечно, это может противоречить технике безопасности. Но для нас самое главное — спасти человека.

— Насколько трудно работать пожарным в столице?

— Кроме Минска, больше нигде не работал, но, по слухам, работа в области трудна из-за большого количества частных домов и дач. Да и расстояние там не пять минут до места назначения. В Минске весь упор делается на скорость прибытия спасателей и тушение пожара в застигнутых размерах. Главное, чтобы нам вовремя сообщили о пожаре. Из сложностей могу назвать высотные здания — на верхние этажи непросто подать нужный напор воды. Также порой могут помешать железные двери в квартиры, которые трудно вскрыть. Есть и проблема парковок, когда сложно подъехать по двору к нужному месту из-за огромного количества автомобилей.

— Как полагаете, сегодня профессия спасателя престижна?

— Здесь, скорее, вопрос не в престиже, а в призвании. Может, мне и было бы где-то лучше, но зато есть профессия, в которой мне есть к чему стремиться. У нас упор сегодня делается больше на людей, спасателей, но в будущем, думаю, акцент перейдет на технику… На мой взгляд, в профессионализме мы не уступаем ведущим спасательным службам мира, а вот по оснащению техникой пока недотягиваем. Но потихоньку и она появляется у нас на вооружении. Что касается меня, то постараюсь и в следующем году подтвердить звание лучшего по профессии.

Чтобы получить титул победителя, мне пришлось усердно поработать.