Третий возраст

С любовью у них железно

09-01-01-55Таких пар, как Эрика и Леонид Хейфец, немного: вместе супруги уже 65 лет

09-01-01-55Познакомились Эрика и Лео­нид в 1947 году. Девушка приехала в Минск из Риги учиться в зубоврачебной школе. Была активной студенткой, за что ее избрали секретарем профсоюзной организации курса.

Однажды из-за границы прибыла гуманитарная помощь — одежда, и Эрику обязали раздать ее студентам. Раздала, а себе не оставила ничего. Педагоги, узнав об этом, выдали девушке талон на получение платья, которое нужно было забрать на швейной фабрике имени Фрунзе. Там и работал Леонид. Парнем он был позитивным, неунывающим, хотя в годы войны прошел через тяжелые испытания.

— В 1941-м эвакуировался с родными из Минска в Ульяновск, — вспоминает Леонид Геннадьевич. — В 16 лет просился добровольцем на фронт, но мне отказали. Только после третьего обращения отправили в школу младших командиров учиться на сапера. Первый опыт разминирования приобрел в Сталинграде. Прошел Польшу, дошел до Кенигсберга.

09-01-02-55Однажды вместе с боевыми товарищами он строил переправу, пришлось несколько часов простоять в холодной воде. Заболел и был отправлен в госпиталь с тяжелой формой флегмоны. Чудом остался жив…

Парень, работавший на складе швейной фабрики, показал симпатичной студентке все имеющиеся платья, однако та никак не могла определиться. Это у нее был первый опыт приобретения одеж­ды. Леонид предложил прийти в другой день.

— Леня, конечно, тогда спросил, как меня зовут. Но я была очень принципиальной: при первой встрече ни с кем не знакомилась. Соврала, что мое имя Оля, — признается собеседница.

В конце концов девушка выбрала обновку. Но примерочной на складе не было, поэтому наряд взяла «на глазок». И… прогадала: платье оказалось мало, потом его пришлось подарить однокурснице.

После той встречи у Леонида остался талон, по которому он отпускал товар, и на том листке — название учебного заведения Эрики. Сначала его поиски не увенчались успехом: студентки по имени Оля совсем не походили на его мимолетную знакомую. Тогда, как настоящий детектив, он начал расспросы, называя запомнившиеся ему внешние приметы. И спустя два с половиной месяца молодые люди все-таки встретились.

— Это сейчас, когда ухаживают, делают дорогие подарки, а тогда, после войны, все было по-другому, — рассказывает Эрика Вольдемаровна. — Леня уже учился в радиотехническом техникуме, но ходил в военной форме, в брюках

галифе…

Парень влюбился без памяти, свидания назначал каждый день. А Эрика проявляла большую серьезность и на ухаживания особенно не реагировала. Чтобы покорить сердце любимой, молодой человек даже разрешил ей практиковаться в зубоврачебном деле на себе — стал ее первым пациентом.

Леонид Хейфец — ветеран Великой Отечественной войны и труда: на заводе имени Ленина проработал 43 года.

Свадьбу сыграли только после того, как девушка окончила учебу — более чем через два года после знакомства.

— Просто пошли в загс и зарегистрировались, — говорит Эрика Вольдемаровна. — Марш Мендельсона во время церемонии тогда не звучал…

Своего жилья у пары не было, лишних денег тоже. Поэтому молодой врач, когда ей предложили работу и жилье в Новодворском сельском врачебном участке в 6 километрах от Заславля, согласилась не раздумывая. Специалисту выделили комнату, которую от рабочего кабинета отделяла лишь шторка. Муж остался в Минске, супруга приезжала к нему каждые выходные. Когда возвращалась назад, от Заславля шла пешком через лес.

— Однажды иду по лесу, вдруг вижу — огни, — рассказывает Эрика. — Подумала, что поселок уже близко, обрадовалась, что быстро пришла, а оказалось — это глаза волков. Стая окружила меня, а потом волки почему-то ушли… Мне очень повезло, потому как накануне серые не пощадили в лесу двоих путников.

Когда пара узнала, что у них будет ребенок, Эрика переехала в столицу. Устроиться по специальности не удалось. Леонид тогда работал на заводе имени Ленина и помог ей трудоустроиться на предприятии.

Дочку назвали Евгенией — в честь бабушки Леонида. Когда Эрика вы­шла из декретного отпуска, она была принята в коллектив только что открывшейся стоматологической поликлиники № 3, где потом проработала 53 года и получила высшую квалификационную категорию.

Об умелых руках доктора Хейфец были наслышаны многие. Несколько раз специалист даже получала приглашения переехать на работу в Москву.

— Но ради семьи я от этих предложений отказывалась, — отмечает собеседница.

Своего жилья у них не было долго, поэтому с рождением второго ребенка не торопились. Решились на это только спустя 17 лет после рождения дочки, когда появилась возможность получить квартиру от завода имени Ленина. Родился мальчик. Назвали Владимиром.

Увы, но однажды супругам случилось развестись, правда, фиктивно. Все дело в извечном квартирном вопросе…

— Леня никак не мог решить, какую причину назвать для расторжения брака. Я пошутила: «Скажу, что ты пьяница и гуляка, а мне такой муж не нужен». Это не было правдой, и он даже обиделся. Однако в загсе нас ни о чем не спросили… Когда развелись, Леня боялся, что обратно я за него замуж не выйду, и ухаживал за мной, как в молодости. В день нашей второй свадьбы, расчувствовавшись, даже цветы подарил, — вспоминает Эрика Вольдемаровна.

Им, конечно, доводилось ссориться, однако уже через час они забывали о конфликте.

— Леня веселый, жизнерадостный, у него всегда было много друзей. Благодаря его характеру жизнь мне казалась легкой, и годы пролетели, как мгновение, — признается минчанка.

Дети супругов Хейфец берут с них пример. Дочь Евгения счастлива в браке уже 35 лет, имеет двоих детей. У сына Владимира тоже двое наследников.

Эрике Вольдемаровне 86 лет, Леониду Геннадьевичу в июне исполнится 90. Супруги, несмотря на возраст, не придерживаются никаких диет. Она — сладкоежка, он любит жареное и нередко просит жену приготовить картошечку со шкварками.