Человек и его время

Именем революции

17-01 Родители дали дочери революционное имя — Ревмира. Как оно повлияло на характер и судьбу нашей героини?

17-01 Толкователь имен поясняет, что Ревмира — русское пост­революционное имя, сокращенное от РЕВолюция МИРовая. Его обладательницы проявляют таланты в области философии, науки, искусства или религии. Великолепно понимают других людей, что обуславливает большое количество лидеров среди них. Часто становятся прекрасными учителями. Будто с Ревмиры Пионовой списано!
Выбор
Человек неординарный, она многого добилась своим трудом и настойчивостью. Педагог по образованию, в 1950-1960-е годы комсомольский лидер, доктор педагогических наук, профессор, академик. Трудовой стаж — 60 лет. Пионова и сегодня преподает в лингвистическом университете!
— Дело не столько в имени, сколько в воспитании, — уверена Ревмира Сергеевна. — Мой характер формировался под влиянием семьи, школы, пионерской и комсомольской организаций. К слову, дед в обиходе стал называть меня Риммой, а за ним и все остальные. Так что официальное имя далеко не все и знали.
Профессия педагога ей нравилась с детства — любила заниматься с малышами. Да и мама Ревмиры была учителем. Старательной и ответственной девочке легко давалась учеба, школу окончила с золотой медалью. Ей хватало времени и на уроки, и на общественную работу: была командиром пионерской дружины, секретарем комитета комсомола школы, членом комитета комсомола университета, комсоргом группы. Будучи студент­кой филологического факультета БГУ, ежегодно выезжала в пионерский лагерь старшей вожатой. Это была еще и возможность помочь маме, которая одна растила детей и осиротевшего племянника.
Отец Ревмиры рано умер, сказались фронтовые ранения.
«Зубренок»
Инициативную студентку заметили. После распределения в школе ей довелось поработать недолго, пришлось оставить и аспирантуру. Ревмиру стали активно продвигать по комсомольской линии, а в 1961 году избрали секретарем ЦК комсомола Беларуси.
Работа в комсомоле — яркая страница в жизни Ревмиры Пионовой. Она выступила инициатором создания в стране отрядов юных друзей Советской Армии и погранвойск, предложила организовывать военно-патриотические летние лагеря для пионерского актива и трудных подростков, участвовала в строительстве знаменитого лагеря «Зубренок».
— Осенью 1961 года в высших комсомольских и правительственных кругах Белоруссии родилась идея — создать в республике свой «Артек», — вспоминает Ревмира Сергеевна. — Сразу предложили и место — на берегах озера Нарочь. Здесь тогда было много неосвоенных территорий. Вместе с представителями Совнархоза, Белгоспроекта, Мядельского райисполкома мы стали объезжать эти живописные места. Сначала выбрали учас­ток, противоположный нынешнему расположению «Зубренка». Покорил пологий берег, прекрасный луг… Там же находились домики республиканской детской станции туристов, где проводились слеты. Мы встретили двух местных старушек и решили посоветоваться с ними. Те нас отговорили: «Не то место выбрали! Ветры дуют с озера, и здесь всегда холодно. А противоположный берег высокий, песчаный, в половодье Нарочь не дойдет до зданий, не зальет их». Привели бабушки и такой аргумент: «В прежние времена приезжали к Нарочи паны с бочками, чтобы набрать воды во время цветения сосен. Она считалась целебной, как и здешний воздух. Дома воду грели и принимали ванны».
Ревмира Пионова постоянно контролировала ход строительных работ, отправляла на подмогу студотряды. В сентябре 1969 года «Зубренок» открылся.
Стройотряд
Первые в Беларуси студенческие строительные отряды были организованы при непосредственном участии нашей героини.
— О существовании таких отрядов в России и некоторых других республиках Союза узнала на комсомольских совещаниях в Москве и рассказала о них на бюро ЦК комсомола Белоруссии, — продолжает собеседница. — Но меня не сразу поддержали, мол, начнут студенты зарабатывать и обуржуа­зятся за лето.
Но настойчивая Ревмира все же сумела убедить соратников в необходимости создания таких молодежных бригад. Нашла она поддержку и у министра образования, и у руководителей вузов. Сформировали группу разведчиков, куда вошли студенты четвертых курсов, молодые преподаватели, комсомольские лидеры. Всего около 30 человек. Весной эта команда, которую возглавила Пионова, отправилась в Западно-Казахстанский край. Местное руководство закрепило за белорусскими студентами Уральскую область.
— В Уральске — старом провинциальном городке — нас встретили доброжелательно. Тогда я впервые увидела поля цветущих маков. Такая красота, что словами не передать, — вспоминает Ревмира Пионова. — А в июне 1962 года сюда уже приехали наши студенты. Ребятам выделили целый поезд!
Каждый год в течение пяти лет она летала в Казахстан, посещала колхозы, где летом трудились белорусские парни и девчата, решала вопросы, связанные с питанием и расселением студентов.
Учитель
С комсомолом Ревмире Сергеевне пришлось попрощаться в 1968 году, когда ее избрали вторым секретарем Ленинского райкома партии Минска. Она и сегодня остается верна коммунистическим идеям, сохранила свой партбилет.
В сферу образования Ревмира Пионова вернулась пять лет спустя. Заведовала кафедрой педагогики в Минском государственном педагогическом институте иностранных языков (сейчас — МГЛУ), возглавляла Белорусский филиал ВНИИ проф­техобразования, который позже был преобразован в НИИ педагогического образования Академии педагогических наук СССР. С развалом Союза институт ликвидировали. Какое-то время Ревмира Сергеевна преподавала в БГПУ имени М. Танка:
— Но в 2007 году началось большое сокращение и педагогам-пенсионерам предложили всего четверть ставки. Тогда из университета ушли почти все профессора и доктора педагогических наук. Я вернулась в лингвистический университет.
В беседе с профессором мы не могли обойти такие актуальные темы, как качество сегодняшнего высшего образования и потеря престижа педагогических профессий.
— В плане организации образовательного процесса, учебных программ, материальной и учебно-методической базы для будущих педагогов мы с советских времен практически ничего не потеряли, — считает Ревмира Сергеевна. — В некоторых других странах постсоветского пространства, а мы часто бываем в гостях у коллег, видим и неудовлетворительное состояние аудиторий, и упущения в воспитательном процессе.
В то же время Ревмира Пионова с сожалением констатирует: в Беларуси высшее образование теряет ценность. Раньше конкурс в вузы был повыше, туда принимали успешных в учебе и высокомотивированных ребят. Сейчас, чтобы пройти на платное (да и на бюджетное!) отделение некоторых институтов, достаточно набрать на ЦТ минимально допустимое количество баллов…
— Абитуриент стал слабее, потому что стал более массовым, — подчеркивает Ревмира Сергеевна. — Сегодня университеты штурмуют выпускники, которые лет 30 назад могли пойти учиться разве что в ПТУ. И преподавателям работать с такими ребятами тяжело. Раздуты студенческие группы и потоки: на лекцию собираются 90-120 человек, а не 60-80, как раньше. Попробуй достучаться до каждого.
Назревает и проблема с педагогическими кадрами в вузах.
17-02 — В университетах еще работает поколение, которое получило подготовку в советское время. Эти педагоги серьезно и ответственно подходят к обучению и воспитанию студентов. Молодые же специалисты зачастую надол­го не задерживаются, — с грус­тью констатирует Ревмира Сергеевна. — В старые времена, как рассказывала моя бабушка, люди в деревне снимали шапки перед двумя людьми — священником и учителем. Сегодня, к сожалению, профессия педагога непрестижна. Не спорю, материальный стимул играет большую роль, но важен и моральный аспект. Нужно повышать уважение к труду учителя. Но общество, к сожалению, в основном занято решением экономических вопросов. Конечно, без производства, сельского хозяйства, строительства жизнь невозможна. Но кто будет растить специалистов для всех перечис­ленных отраслей, если педагоги станут массово уходить в другие сферы?

1962-й стал знаковым в ее судьбе не только благодаря студотрядам. На туристическом слете Ревмира познакомилась с будущим мужем — учителем с Гомельщины  Юрием Никитиным.
26 декабря 1965 года они расписались в только что открывшемся столичном Доме бракосочетаний. Счастливо прожили 45 лет, вырастили двоих детей, дождались внуков…