День за днем

Пять «о…» Егора Кончаловского

 В Доме Москвы известный российский режиссер и продюсер Егор Кончаловский провел творческий вечер, показал свой фильм «Возвращение в «А» и рассказал, чем страшна глобализация

06-01 О фамилии

Все знают, из какой я семьи, отец — режиссер Андрей Кончаловский, мать — актриса Наталья Аринбасарова. Но мало кто знает, что по паспорту я Георгий Михалков. И отец Михалков. Более того, как старший  сын старшего сына именно я после отца главный наследник фамилии и всего рода Михалковых.
О режиссуре

Я никогда не учился снимать кино. После школы служил в армии в кавалерийском полку, потом уехал в Великобританию, где получил профессию искусствоведа — самую ненужную из всех профессий. Вернулся в Россию в лихие 90-е, и что?.. Выручила реклама. Я снял около 150 рекламных роликов. Одно время меня звали шоколадным режиссером, в холодильнике даже стояла огромная коробка с шоколадками от рекламируемой фирмы. Тогда реклама была симбиозом бизнеса и творчества, она стала моей школой режиссуры. Сейчас реклама скучная: каждый кадр просчитан и лишен жизни, искусство из нее ушло.

О своих фильмах

Роман «Антикиллер» валялся на заднем сиденье машины моего помощника, я с брезгливостью открыл и… закрыл только тогда, когда прочел до конца. На блокбастер «Антикиллер» меня вдохновили большие артисты — Михаил Ульянов, Сергей Шакуров, Виктор Сухоруков. Они были в простое, истосковались по работе и согласились играть воров в законе. В 2002-м «Антикиллер» вышел в прокат и появился термин «коммерческое кино по законам авторского кино». Я снял еще несколько коммерческих лент. В Минск привез «кино не для всех» — российско-казах­станскую ленту «Возвращение в «А». На сегодняшний день это мой лучший фильм. Он посвящен ветеранам войны в Афганистане. Действие развивается параллельно во время афганской войны и в наши дни. У многих персонажей, например у Кара-Майора, есть реальные прототипы.

Фильму «Возвращение в «А» уже несколько лет, но вы не увидите его ни в кинотеатрах, ни на телеэкранах. Я отказался от того, чтобы выпустить ленту в прокат. Без массированной рекламы фильм в прокате провалится, а денег на рекламу нет. Российские кинопрокатные сети принадлежат американцам, и этим все сказано.

О ситуации в кино

Вот «Солнечный удар» Никиты Михалкова, моего дяди, и «Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына» Андрея Кончаловского, моего отца. Никита отдал фильм в кинопрокат, отец предпочел ему ТВ и Интернет. Я считаю, отец прав, он смотрит в будущее. Интернет спасет наше национальное кино, сохранит его самобытность, не даст затянуть в «глобалистский кинематограф», который навязывает миру Голливуд. Глобализация начинает пронизывать все поры нашей жизни. Уже не имеет значения, идешь ты по Елисейским полям в Париже или по Тверской в Москве: магазины, кафе, машины, одежда — все одно и то же. Между поеданием гамбургера и просмотром блокбастера можно ставить знак равенства — это все система потребления, которую культивируют американцы. Что в итоге? Человечные фильмы просто обречены. На экраны выходит только десять процентов того, что в России снимают. Кто видел, к примеру, трагикомедию «Какраки» Ильи Демичева? Наше государство помогает фильму состояться, теперь надо помочь ему обрести зрителя.

О Беларуси

Сейчас я пытаюсь найти финансирование для нескольких проектов, в том числе для экранизации пьесы замечательного минского автора Ирины Письменной «Похожий на Стинга». Ирина умерла в прошлом году, хочу выяснить, у кого авторские права. Беларусь люб­лю, рад, что привез свой самый дорогой сердцу фильм. Ваша страна многострадальная, здесь знают цену человеческой жизни и имеют самое серьезное отношение к Великой Победе.