Московский район

Увидели небо в алмазах

13-01-01-79Бриллиантовую свадьбу отметили ветеран Великой Отечественной войны Павел Мордовский и его супруга Людмила Антоновна

13-01-01-79Сверкающий зал загса Московского района, трогательная речь во здравие юбиляров, цветы и подарки… О таком рос­кошном торжестве молодой лейтенант Павел Мордовский и его избранница Людмила могли только мечтать. Тогда, 60 лет назад, в Волковысском загсе не играли марш Мендельсона, да и колец у молодых не было…

— Пришли в загс, — рассказывает ветеран. — Это был захолустный домик вроде конюшни. И встретили нас неприветливо. Говорим: «Нам надо зарегистрировать брак». Хотя мы заявление заранее подавали. Сотрудница растерялась: «А у меня комсомольское собрание, — отвечает. — Мне некогда». Пришлось сходить в магазин, купить ей подарок, тогда только согласилась нас расписать.

Впрочем, что тот флакончик духов «Красная Москва»? Очень тернистый путь выпал Павлу Ананьевичу. В лихие годы коллективизации всю семью репрессированного кулака Мордовского выбросили из их же собственного дома на улицу. А в 16 лет, окончив лишь девять классов, юноша попал на фронт.

— Семнадцать лет мне исполнилось уже в армии, — продолжает ветеран. — Служил автоматчиком в пехотных войсках, в 133-й горно-стрелковой бригаде. Затем меня направили учиться на Кавказ, в школу младших военных специалистов. После Победы зачислили в Кировобадское авиационное училище. Но вскоре руководству стало известно, что я сын раскулаченного, и особый отдел поставил крест на моем пребывании в училище. Я обратился к начальнику с просьбой направить меня вместе с группой мне подобных в Харьковское авиационное училище связи.

Окончив учебу, Павел Ананьевич мог выбирать место службы. И выбрал Минск. Но и здесь непролетарское происхождение сыграло с ним злую шутку — особый отдел 26-й воздушной армии вынес вердикт: «На периферию!» И Мордовский отправился в Волковысский 81-й истребительный корпус.

— Там я и начал служить. В 1954 году расформировали наш корпус и отдельный батальон связи. Меня направили в Минск, в отдельный полк связи, где я прослужил до 1964-го. Потом был Дальний Восток.

Хрущевская оттепель позволила офицеру наконец-то продвинуться по службе. Закончил ее Павел Ананьевич командиром части Дальневосточного военного округа в Приморском крае.

— В армии я прослужил 34 календарных года, после чего пришел работать в БНТУ, — вспоминает ветеран. — Трудился там инженером электрификации промышленных установок до 1996 года. А с моей женой мы прожили 60 лет в полном взаимном доверии. Это, считаю, самое главное. Где бы ни находились, мы друг другу доверяли.

Они познакомились в волковысском клубе на танцах. Молоденькая стройная девушка покорила серд­це лейтенанта. И он сделал свой выбор, один раз и на всю жизнь.

Людмила Антоновна улыбается:

— Я любила военных, а он был офицером. Красивый! Паша приходил к нам, мама моя его всегда привечала, Павлушкой называла, старалась угостить чем-то вкусненьким. Мы с ним сразу нашли общий язык. Ну нравился он мне! И я сказала: «Выйду замуж только за него!» Так мы два года встречались и, когда мне исполнилось 20 лет, поженились.

Через год у Мордовских родился сын, а спустя семь лет появилась дочь. В чем секрет семейного долголетия родителей? Их дочь Елена отвечает так:

— Наверное, любовь, потом доверие. Они просто не могут друг без друга!

Для зятя Мордовских Сергея Голубова отец и мама жены стали вторыми родителями.

— В эту семью я попал 25 лет назад, — вспоминает Сергей Павлович. — Это замечательные люди. Я на примере этой семьи учился жить. Может быть, благодаря тестю и теще мы с супругой отмечаем свой — серебряный — юбилей.

Павел Ананьевич считает, что в его супружеском долголетии сек­рета нет:

— Мы находили общий язык по ключевым вопросам, на мелочи не обращали внимания. Я и молодых призываю меньше обращать внимание на вещи несущественные. Тогда будет легко жить и мириться.

Практически одновременно с бриллиантовым юбилеем дедушки и бабушки внучка Мордовских Галина, будущий архитектор, отметила рождение своей семьи. Когда-то будущего суженого она представляла себе похожим на деда. И нашла. Правда, погон Константин Шурыгин (так зовут нового члена семьи Мордовских) не носит, но характер имеет решительный.

— Для меня Павел Ананьевич — пример, — говорит молодой человек. — Столь крепкого мужчину я еще не встречал. Он может Цнянское водохранилище пешком обойти, часто ездит на велосипеде, зимой катается на лыжах…

— Дедушка всех нас держит в строгости, — подхватывает Галина. — Если собираемся вместе, мы всегда должны быть при параде, одеты с иголочки. Нельзя ударить в грязь лицом перед его гостями. А они бывают часто, дед — человек очень гостеприимный.

Спешит поздравить юбиляров и слегка припозднившийся на церемонию внук Павел:

— Немногим удается отпраздновать бриллиантовую свадьбу. Я рад и горд тем, что мои родные — в их числе. Хочу пожелать им здоровья, ведь это самое важное. Будет здоровье — будет и все остальное. А мы, внуки, постараемся их радовать.