Анонсы фильмов

Пойдут страдания

Между сочинителем и редактором редко случаются добрые отношения. Разве что каждый из них — гений

Вы Томаса Вулфа что-нибудь читали? Ничего? Я, признаться, тоже. А вот американцы называют его великим и ставят в один ряд с Хемингуэем. Думается, кто такой редактор и издатель Макс Перкинс, и спрашивать нечего. Кто ж их, редакторов-то, помнит. А он меж тем личность примечательная. Не слабее того же Вулфа.

Вот и подумал известный британский театральный режиссер Майкл Грандадж снять о них фильм. А чтобы к картине внимание привлечь, позвал сняться в ней Джуда Лоу, Колина Фёрта и Николь Кидман.

Сочинительство — занятие увлекательное, но часто неблагодарное. Написал этот самый Вулф здоровенный, страниц немеряно, роман. Сунулся к одному издателю, к другому — везде от ворот поворот. Времена на американском дворе меж тем смутные, их позже Великой депрессией назвали. По-современному если — затяжной кризис: люд безработный в очередях за миской похлебки стоит, все время дождь… А писатели, они хоть и не от мира сего, но кушать им тоже хочется. Тут еще жена-красавица делает все, чтобы на себя внимание мужа обратить. Помыкался Вулф, помыкался и таки свезло ему: наскочил он на того самого Перкинса. А тот малый не промах, даром что ли вывел в люди Фрэнсиса Фицджеральда и того же Хемингуэя. Разглядел он что-то в чудаковатом, суматошном Вулфе. Здоровенной пачки не испугался и взялся рукопись читать. Увлекся, править стал. С Томасом у него из-за этого что ни день — драка. Тот за каж­дую свою литеру оборону держит. А как, спрашивается, всю его бесконечную писанину в нужный для продажи формат впихнуть? Худо ли бедно, а все ж поладили они — и книжка до читателя добралась. Деньжата кой-какие у создателей в кармане завелись, жена писателя чаще улыбаться стала. Но успех для сочинителя, что наркотик. Не успел Вулф от первого произведения барыши подсчитать и славою насладиться, как тотчас кинулся к столу новый опус ваять, толще первого. Издатель руки довольно потирает, жена — заламывает от отчаяния. Потому как сочинитель сквозь нее смотрит, и ей обидно. Одно слово — драма. А уж какие там в ней еще коллизии нарисовались, посмотрим.