На все четыре стороны

Плоды просвещения

Вторник, около 11 часов. Автобус 100-го маршрута

В довольно свободный автобус строем по парам зашли школьники лет 8-9, человек 15. Возглавляли и замыкали колонну женщины среднего возраста. Кто-то из ребят занял свободные места, кто-то разместился на свободном «колясочном» пространстве. Дети не галдели, не толкались. И вдруг спокойствие нарушил резкий повелительный голос педагога:

— Всем, кроме беременных и инвалидов, встать и освободить место детям! Повторяю — всем встать и предоставить места детям!

Мужчины встали, женщины, большей частью немолодые, продолжали сидеть, вызвав негодование сопровождающей, которая тут же стала истерично обвинять пассажиров в непослушании и невежливости.

— Позвольте, — выразила недоумение интеллигентная дама, — но я своего внука с детского садика приучаю уступать место старшим, а не отвоевывать его.

— Изучайте правовую базу, — парировала «педагог», — там сказано, что школьники в автобусе должны сидеть!

— В школьном автобусе, — внес­ли поправку знатоки транспортного права, — но не в общественном транспорте.

И понеслось. На горестном восклицании, мол, все наши старания по воспитанию детей сводятся на нет такими эпизодами, мальчишка из группы выкрикнул в лицо начавшей дискуссию женщины:

— Ну и воспитывайте своего внука, а я вам места никогда не уступлю!

Плоды просвещения оказались суперскороспелыми…

Можно согласиться, что наш транспорт плохо приспособлен для старых и малых. Старикам сложно взбираться на высокие сиденья, детям невозможно дотянуться до ремней, за которые положено держаться во время движения, остается хвататься за спинки сидений. И, наверное, пассажиры вошли бы в положение, если бы сопровождающая обратилась к ним с просьбой по-человечески, дескать, не за что ухватиться ее подопечным, они малы, спрос с нее большой. Однако она предпочла провести иной урок, не самый лучший.