Из дальних странствий

Марципан в камне

О чем шепчут камни древнего Таллина, и почему нескольких дней для знакомства с ним может оказаться мало

Удивляюсь блогерам, уверяющим, что на Таллин больше дня тратить не стоит. Если обе­жать только центр (!) с целью отметиться — возможно. Но понять, что в этом городе особенного, почему его обожают местные жители и влюбляются приезжие, за день невозможно. Влюбиться мы успели, но увидеть все, что хотели, не смогли и за четверо суток.

Интересное кино

Более чем за 860 лет существования город носил разные имена, которые ему давали шведы, датчане, русские. Самое древнее из известных — Колывань. Считается, что происходит оно от Калева — отца героя эстонского эпоса. По легенде, Калев похоронен на холме, на котором и возникло поселение. Потом город назывался Линданисе («леденец»), Ревель, а с 1919 года — Таллин (что значит «датский град»).

Туристы первым делом устремляются в Старый город — бриллиант Таллина, внесенный в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. В редком европейском городе исторический центр окружен настоящей крепостной стеной, а большая часть улиц, домов, церквей, укреплений сохранились без особых изменений с XIV-XVIII веков. Одних башен 26! Неудивительно, что в советские времена разные киностудии так часто выбирали Таллин для съемок фильмов-сказок, кинолент о средневековье, загранице. Здесь было снято более 60 любимых многими поколениями фильмов.

Прогуливаясь по улочкам Старого города, и мы ощущали себя персонажами кино: каменные стены будто нашептывали древние легенды, мимо проносились толпы туристов, играли музыканты, в лавках занимались делом мастера — стекольщики, ювелиры, вязальщицы, пекари… А мы за этим наблюдали, могли послушать, пощупать, попробовать. Кстати, исторический центр обошли несколько раз — с гидом и са­мо­стоя­тель­но, не спеша, заходя в музеи, лавки мастеров, за­коул­ки, магазины, кафе. Но, думаю, все равно многое осталось незамеченным…

С погодой повезло: почти все время было солнечно и ясно. Хотя обычно климат здесь отнюдь не курортный, но вода в море в ­июле-августе иногда прогревается до 19-20 градусов, и в городе 4 обустроенных пляжа. А уж чего было вдоволь, так это морского воздуха. И почему-то не покидало ощущение простора, стоило выйти за пределы центра. Представляете, плотность населения в стране еле дотягивает до 29 человек на квадратный километр! Везет же людям! В столице, конечно, людей сосредоточено побольше. И все же, чтобы было понятнее: жителей в Таллине меньше, чем во Фрунзенском районе Минска, хотя территория «датского града» раза в 4 больше.

Кофе, марципан и похлебка

В память врезались мощенные булыжником улицы, шершавые серые стены из камня, дышашие средневековой историей, музыка, запахи свежей выпечки, кофе… и постоянное искушение что-нибудь продегустировать. На рестораны, где подают дичь, мы, конечно, не рассчитывали: дороговато. Но даже в центре нашлись вполне доступные (по таллинским меркам) заведения. К примеру, очень своеобразная закусочная «Третий дракон» на Ратушной площади. Ни электричества, ни вилок-ложек и всего несколько блюд в меню. Зато какой трэш! Все как в Средние века: свечи, столы и лавки из досок, хозяйка общается с вами по-простецки, теат­раль­но-грубовато. Вяленое мясо здесь едят руками, а похлебку пьют из глиняной миски, закусывая пирожками. Кто хочет — вылавливает соленые огурцы руками прямо из бочки: бонус такой. Многим нравится.

Чуть дальше есть блинная, в которой один блин (зато какой!) с начинкой стоит 5 евро. Я не осилила, а мужу с лихвой хватило вместо обеда.

На территории многих заведений создана колоритная обстановка прошлого века, в том числе довоенной эпохи. А кафе «Лакомка» уникально: оно самое старое в стране, ему больше 150 лет, и в нем сохранили интерьер XIX века. В кафе есть марципановая комната — своего рода музей этого лакомства. Эстония — одна из стран, претендующих на право считаться его родиной. Только здесь я узнала, что это вовсе не орех, а смесь миндальной муки и сахарного сиропа. В музее-магазинчике можно купить обычный кусок марципана в упаковке, вылепленные вручную фигурки, а также конфеты и шоколад с начинкой из этой сладости.

Плитняк и дерево — свои в доску

Если не брать в расчет новые здания торговых и бизнес-центров и серийные дома советской эпохи, основная застройка Таллина в конце XIX — первой половине XX века была обусловлена природными особенностями: много леса и камня, особенно плитняка, которым богата северная страна. Плитняк считают национальным камнем Эстонии, в столице есть даже посвященный ему музей. Узнав об этом, я уже не удивлялась каменной сказке, которая сразу меня поразила. Речь не только о Старом городе. В деревянных кварталах, по которым мы прошлись из любопытства, довелось увидеть немало двух- или трехэтажек с фундаментами и фрагментами фасада из плитняка. В некоторых из них, кстати, топят печи… Даже многие эстонцы-хуторяне в конце XIX века выкладывали из камня не только фундаменты своих изб и хозпостроек, но и стены, и заборы. В этом мы убедились, побывав в этнографическом музее под открытым небом Рокка-аль-Маре, куда со всех концов страны свезены избы, амбары, сараи и мельницы 100-200-летней давности.

Дабл-декер в придачу

На обзорную экскурсию на двухэтажном автобусе мы выделили день. Оказалось мало. Недешево — 20 евро, но оно того стоит. Билет действителен в течение суток, проехать можно по трем маршрутам, аудиокомментарии на 10 языках, отправление каждый час. Причем можно сойти на остановке возле заинтересовавшей вас достопримечательности, ознакомиться с ней и на одном из следующих автобусов поехать дальше. Мы так и делали, пока день не подошел к концу. На одной из остановок смогли полюбоваться «домом сэра Генри Баскервиля» из советского фильма про Шерлока Холмса (замок Маарья­мя­­ги, ныне там располагается исторический музей). Правда, от этого места я ожидала большего: сюда со всей страны свезены памятники деятелям советской эпохи. Но в автобусе нас не предупредили, что комплекс закрыт на реставрацию, поэтому, кроме красивого здания, ничего увидеть не удалось. Зато, выходя на других остановках, побывали в дворцово-парковом комплексе Кадриорг Петровской эпохи, в Летной Гавани (морской музей), на развалинах древнего монастыря…

И смех и грех

Хозяева жизни в Таллине — чайки-попрошайки, жирные, будто их кормят на убой. Завидев туристов, начинают орать во все горло, требуя угощения. У чаек в Старом городе есть много «коллег» — попрошаек-sapiens. Заслышав русскую речь, они устремляются к вам, выкладывая лаконичную слезную историю, чтобы попросить «хотя бы несколько евро». Одна и та же тетенька нас поразила: в разные дни в ход пошли разные сюжеты (откуда ей было знать, что мы вернемся)…

Удивило, что много молодых людей, в том числе подростков, курят. При этом мы видели десятки бегунов и велосипедистов, особенно на набережных.

Граффити на стенах домов Старого города стали для нас неожиданностью. Довелось лицезреть даже изображения юмориста Петросяна и Дарта Вейдера, какие-то выражения и картинки. Муж посмеялся: «Значит, не все ладно в датском королевстве». Или гости так благодарят?

В эстонской столице живет около 440 тысяч человек. А туристов ежегодно приезжает примерно в 7 раз больше.