Далекое-близкое

Танец красных туник

айседора дункан и сергей есенин

Древняя Греция в Минске — середина 1920-х годов

В декабре 1925-го в Минске выступала Ирма Дункан — дочь знаменитой танцовщицы, руководительница и прима приехавшей с гастролями Государственной московской студии Айседоры Дункан.

«Помните отдел греческих ваз в ленинградском Эрмитаже? Рассматривали ли вы встречающиеся на этих вазах рисунки девушек, их позы и жесты? Теперь эти застывшие позы и жесты были пре­творены в движение, полное красоты». Античные танцы воспитанниц Айседоры Дункан так впечатлили корреспондента белорусской «Звезды», тогда выходившей на русском, что свою рецензию с восторженным заголовком «Праздник красоты» он подписал соответствующе — «Орфей».

Концерты проходили в Клубе совторгслужащих. Выступлениями руководила и танцевала сама Ирма Дункан.

Танец будущего

айседора дункан и сергей есенинАйседору Дункан у нас обычно вспоминают как одну из жен Сергея Есенина. Они поженились в Москве в мае 1922-го — 27-летний знаменитый русский поэт (великим его еще не называли) и 45-летняя американская танцовщица, звавшаяся великой уже при жизни. Для него брак был не первым. Первым как раз для нее, хотя за плечами целая жизнь.

 Айседора росла в бедности. Отец, банкир из Сан-Франциско, разорился и оставил семью. Мать пошла работать швеей — надо же содержать четверых детей! Девочке уходить от тяжелой повседневности помогали танцы. Ей словно физически необходимо было кружить под музыку. Бросила школу  — и мать смирилась, ведь дочь начала приносить в семью реальные деньги, давая сверстницам уроки танцев. В 18 лет Айседора, уже профессиональная танцовщица, придумала себе номер — стилизацию под Древнюю Грецию: юная, прелестная, она выступала босиком и в легкой тунике. Это смотрелось ново, экзотично, слегка эротично по тогдашним меркам. Нашелся антрепренер, решивший вложиться в раскрутку.

То, что начиналось как художественный поиск, постепенно переросло в целую философию — со взглядами на искусство и место женщины в обществе. Айседора проповедовала танец будущего: с одной стороны, античная эстетика, с другой — раскованная пластика. В тонкости не углубляемся, но поверим специалистам, считающим творчество Дункан новаторским.

Как стать дочерью

айседора дунканМужчины в ее жизни, конечно же, тоже были. Однако исходя из своих жизненных взглядов, Айседора избегала оформлять отношения с кем-либо, даже если герои романов любили ее, были знамениты, богаты. Что даст ей формальный брак? Она и так самодостаточна, богата, знаменита. И родившихся детей вполне в состоянии вырастить.

Только в 1913-м случилась трагедия: в нелепой автокатастрофе разом погибли сразу оба ее ребенка — дочь Дердри и сын Патрик. В отчаянии Айседора попыталась компенсировать потерю, забеременела вновь. Однако появившийся мальчик умер сразу после рождения. Осталась одна.

Нет, не совсем одна. Айседора была еще и деловой женщиной. Когда-то, на пике славы, в странах, где выступала, она начала набирать маленьких учениц — талантливых хореографически, при этом, как когда-то сама Дункан, брошенных отцами.

Девочки жили на ее швейцарской вилле. Айседора их содержала, учила своему искусству. Их было более 20, но по разным причинам осталось 6. В том числе юная немка Ирма Эрих-Гримм. Кроме элементарного женского сочувствия предполагалось, что Айседора с воспитанницами со временем составят новый ансамбль. Увы. Девочки выросли, и под крылом мамы им стало тесно. Захотели выступать самостоятельно. Начались конфликты, которые закончились жестким разговором. Айседора сказала — считаете, что уже взрослые? Тогда пусть по-взрослому все и будет. Можете уходить, гастролировать сами. Я даже готова дать вам свою торговую марку. Однако треть доходов от ваших концертов — мне.

На том и сошлись. Айседора официально удочерила воспитанниц. Все получили ее фамилию и право выступать как дочери Дункан. Дело было в Париже в 1917-м. В далекой России как раз произошла революция.

В стране большевиков

Одно дело — сама великая танцовщица, другое — подражательницы. Дочери Дункан прогорели. К тому же выяснилось, что Айседору обманывали с отчислениями: всего, что положено, не выплачивали. Снова произошел неприятный разговор. Дочери плакали, винили импресарио. Айседора не то чтобы смилостивилась, но сделала новое предложение. Советский нарком просвещения Луначарский поддержал ее идею начать работать в Москве. Однако ехать с ней согласилась лишь Ирма.

Большевики приняли Айседору ласково. Многие красные

вожди — те же Луначарский, Красин, Чичерин — еще с эмигрантской поры восхищались ее талантом, да и сам Ленин приезд мировой знаменитости счел делом политически полезным. Планы у Айседоры были грандиозные — государственная студия танца на тысячу человек, пропаганда своих идей в широких массах. Она искренне восторгалась Советами. Правда, оказалось, что страна бедная и особо тратиться на ее замыслы власть не спешит. Студию создали, но в реальности получилось что-то вроде небольшой детской танцевальной школы с ансамблем. Репертуар состоял из фирменных античных танцев, плюс Айседора поставила серию революционных: «Танец красных туник», танцы на музыку «Интернационала», «Дубинушки». Ее хвалили, девочек-учениц приглашали выступать на мероприятиях, но вскоре студию перевели на хозрасчет. Теперь надо было ездить с гастролями, зарабатывать самим. Этого Айседора не предполагала. Правда, у нее начался роман с Есениным, и Дункан загорелась показать новому возлюбленному мир.

Для получения загранпаспорта поэт должен был зарегистрировать брак с иностранкой. Тогда великая танцовщица впервые в жизни согласилась на оформление отношений. Дальше — со­вместная поездка по США и Европе, скандалы, разрыв. Это все достаточно известно. В 1924-м брак распался, Айседора уехала из СССР. А что же студия?

Минские гастроли

Все заботы по студии теперь лег­ли на плечи Ирмы и ее мужа Ильи Шнейдера — бывшего сотрудника Луначарского, которого тот в свое время определил Айседоре в секретари. Так и познакомился с Ирмой. Студия по-прежнему зарабатывала гастролями, поэтому и оказалась в 1925 году в Минске. В рецензии в газете «Звезда» упоминается предконцертная краткая лекция директора студии. Видимо, Шнейдер ее и читал. Еще в рецензии сказано, что, похоже, «революционные» танцы нашим зрителям понравились меньше.

Вот такой эпизод минской истории. Конечно, не самый значительный. Но есть в нем особый поворот. 28 декабря 1925-го, как раз во время минских гастролей дочери Айсе­доры, в Ленинграде покончил с собой Сергей Есенин. Сообщение об этом «Звезда» опубликовала рядом с рецензией на спектакль «Орфей». Тут же стихи молодых белорусских поэтов, посвященные смерти Есенина. Алесь Дудар: «Па паэце ра­занскiх нiў / Беларуская песня плача». Анатоль Вольны: «Рассыпаў па полю / Напеўнае срэбра… / Сумуйце, сумуйце… / А ўрэшце — ня трэба!» Словно единым солнечным бликом в осколке зеркала сошлись лучи трех культур — белорусской, русской и… Как лучше сказать, античной, воссоз­данной ученицами великой американки? Советско-революционной?

Дальний шлейф

В 1927-м Айседора погибла в Ницце: ехала в автомобиле, конец ее длинного шарфа затянуло в колесо. Через год Ирма, разведясь со Шнейдером, уехала в США. Держала там школу танцев, стала главной хранительницей наследия приемной матери. Умерла в 1977-м. Шнейдер по-прежнему руководил в Москве существовавшей в разных статусах студией Дункан. Она закрылась лишь в 1949-м, когда Илью Ильича арестовали. Шнейдер прошел свой положенный путь по лагерям, был реабилитирован в 1956-м.

Умер в Москве в 1980-м. Написал несколько мемуарных книг. Одна опубликована лишь в наши дни — о том, как сидел. Там есть характерные эпизоды. Так, однаж­ды о Есенине и Дункан его расспрашивал сам министр госбезопасности Абакумов — явно из любопытства, поскольку Шнейдер знал их лично. О том же доводилось рассказывать уркам в бараках. Есенин ведь тогда был в полузапрете, про Дункан помнили, что она заграничная балерина, но ходили красивые легенды, народ занимавшие.

А сегодня все изучено-переизучено, тайн давно нет, однако романтический ореол вокруг этих имен остался. Может, поэтому интересно вспомнить, что в далеком 1925-м дочь Айседоры приезжала в Минск?

Алла Пролич«Айседора. Танец любви» — так называется спектакль, который с успехом идет в Минске на сцене Театра-студии киноактера. Посвящен Айседоре Дункан, ее жизни, драме и страсти. В главной роли заслуженная артистка Республики Беларусь Алла Пролич. Ей принадлежит и идея спектакля. Ближайший показ — 31 января.