Персоны

Лилия Хотенко: «Музыка — моя жизнь…»

— Лилия, вы прекрасно знаете классику, биографии композиторов, историю исполнительского искусства — ведь долгое время учились и столько лет проработали на поприще популяризации классики. Однако от ваших программ по-прежнему веет весенней свежестью, они не перестают быть интересны. В чем секрет?
— Наверное, в моем характере, природной любознательности. Человек никогда не должен говорить себе: «Я все знаю». Сейчас, к примеру, мы готовим «Диалоги о музыке» вместе с дирижером Александром Анисимовым. Я задаю эмоциональный тон и больше отвечаю за информативную часть, он рассказывает о своем прочтении произведений… Есть также небольшой видеоряд, который позволяет получить представление, скажем, о Бетховене, Чайковском, Чехове, Прокофьеве… Но это не видеофильм, а жанр телевизионной беседы.
— Ваши интересы распространяются не только на музыкальные театры и концертные залы. Вы также руководите программой «Культурная жизнь», которую ведет режиссер Александр Ефремов.
— Мои интересы… В консерватории, например, я увлекалась представителями Новой венской школы Веберном, Шёнбергом… Потом на вершине интереса оказался Моцарт… Ценность классических образцов в том, что они неисчерпаемы, в них каждый в свое время находит что-то актуальное и близкое его душе. К подобным произведениям возвращаешься снова и снова.
— В «Золотой десятке Белорусской оперы» — своем давнем цикле передач — какой был критерий выбора?
— Это именно моя десятка, мой личный рейтинг. Но речь шла о гениальных произведениях, и ошибиться в выборе было просто невозможно. Конечно, эта десятка могла быть иной, но в любом случае это классическое наследие, то лучшее, что создано в оперном жанре.
В свое время я взялась за данный проект потому, что ни опера, ни балет, ни классическая музыка вообще не появлялись на нашем телевидении. Были некая яма, странный провал и ощущение, что все это ушло в какое-то подполье. Подобный период пережили также Россия, другие страны СНГ. Но потом все поняли: культура — духовная безопасность общества, а телевидение — наиболее мощное и действенное средство доставки культурного продукта в каждую семью, каждому человеку. И если не использовать это средство, то можно многое потерять.
— Говорят, когда стала выходить «Золотая десятка», был шквал звонков в билетную кассу Большого театра…
— Такой интерес всегда радует авторов передач. Рассказ о самой опере велся не с точки зрения критика, который погружается в основы музыкальной технологии. Было эмоциональное повествование о личностях, музыке, об интересных фактах через людей, которые участвовали в тех или иных постановках.

Свое первое «Золотое перо» — награду Белорусского союза журналистов — Лилия Хотенко получила во времена СССР за проект «Фестиваль… Фестиваль». Второе — за фильм «Сотворение танца. Валентин Елизарьев» в 2008 году. Среди множества наград есть и «Телевершина» 2006 года — за цикл передач о Национальном академическом Большом театре оперы и балета Республики Беларусь.
Сегодня Лилия Хотенко — телеведущая, редактор СТВ.

Мы на СТВ постоянно заботимся о качестве изображения и звука. Используем лучшую технику: передвижную телестанцию, позволяющую вести многокамерную съемку, операторский кран, большое количество микрофонов. Работают лучшие специалисты. Зритель понимает, что это современный уровень показа музыки. Но наша телепрограмма «Воскресение классики» не является конкурентом трансляции самого концерта или спектакля. Она хорошее к нему добавление.
— Кто из коллег на постсоветском пространстве для вас наиболее интересен?
— Россиянин Святослав Бэлза. Он изумительный профессионал, досконально знающий музыкальное искусство. Но в беседах с теми или иными исполнителями не кичится перед зрителем широкой эрудицией, а ненавязчиво доносит необходимую информацию.
— Вы бываете за рубежом. Какие европейские театры вас сильно впечатлили?
— Гранд Опера в Париже и оперный театр в Праге. Меня интересовали не только спектакли, но и эти великолепные здания, стены которых помнят великих композиторов и артистов.

Константин СТОЛЯРЧУК, «МК»