История любви

Пятидесятилетняя сказка

Да здравствует бал!
В тот вечер все для них было романтичным…
— Какая-то сила, как путеводная звезда, ведет нас по жизни, — говорит Светлана Максимовна. — Вот и свела вместе. Наше знакомство было очень красивым — в Оперном театре, на студенческом балу. Как раз закончилась сессия, начались каникулы. К тому времени я уже окончила педучилище, работала. Но у подружки были два билета, и она предложила сходить в Оперный. Долго думала, а потом решила: почему бы и нет? Мне девятнадцать, барышня на выданье… На балу мы танцевали, но отчего-то было грустно. И вот объявляют последний танец. Подходит молодой человек, приглашает танцевать и говорит, говорит… После спросила у подружки: «Слушай, Рита, этот парень хочет проводить меня домой, что делать?» А она ответила: «Ну пускай проводит!» Сели в трамвай, едем, а парень все оглядывается — переживает, куда приедем. А я с родителями тогда жила на Беломорской. Молодой человек так обрадовался, что не придется далеко до своего дома идти, на Богдана Хмельницкого. Наверное, если б в Лошицу, то не решился бы провожать?
— Да ладно уж тебе, — подключается к разговору Эдуард Дмитриевич. — Я ведь тоже поначалу никуда не хотел идти. У нас в институте физкультуры как раз закончилась сессия, мой друг и говорит: «Эдик, хватит сидеть дома, завтра в Оперном театре студенческий бал». И уговорил-таки пойти. Вот стоим мы на балконе, смотрим, как все танцуют. А я не был склонен к танцам. В голове — футбол, тренировки. Так что оба мы и не танцевали. Остался последний танец, друг говорит: «Давай ты мне покажешь девушку, с которой я потанцую, а я выберу тебе». Так и сделали… В итоге мы женились на этих самых девушках!

Самое главное
Эта история не отличалась бы от абсолютного большинства других, если бы он не был футболистом. Правда, в 1959-м еще только начинающим. Вскоре после той встречи Эдуарда пригласили в команду мастеров минского «Спартака». Это сегодня, когда футбольных клубов в стране около полусотни, кого удивишь таким фактом? А в те времена «Спартак» был как теперешняя сборная Беларуси! Светлана и не ведала, что ее кавалер — футболист. Знала только, что студент. Сейчас признается: всегда опасалась спортсменов. Они казались ей легкомысленными, легкими на измену. Но Эдуард упрямо твердил: «Я тебе докажу, что не такой!»
После приглашения главного тренера спартаковцев Михаила Бозененкова с ней первой советовался, идти или не идти в команду. Хотя футбол для Эдуарда Зарембо был целью жизни. Он очень хотел играть, мечтал стать отличным футболистом, но и без Светланы себя уже не представлял.
— Сначала вообще не думал, что променяю женитьбу на спорт, — откровенно говорит Эдуард Дмитриевич. — Понимал, что сначала нужно чего-то добиться в футболе. Но, как говорят, любовь нечаянно нагрянет… Она была восхитительной, да и теперь красавица. Так что, познакомившись в январе, в мае уже расписались, а в июне сыграли свадьбу.
Болельщики со стажем помнят, каким был на футбольном поле Зарембо: быстрым, резким, неуступчивым, жестким в единоборствах и одновременно — воплощение элегантности и артистичности, нередко совершая акробатические полеты за мячом. И в жизни он действовал решительно: четыре свидания со Светланой — и в ЗАГС. Однажды перед отъездом команды на сборы в Закарпатье заскочил к ней, попросил быстро собраться, взять с собой паспорт и… на регистрацию. А через месяц, по возвращении в Минск, в тот день, когда Светлане исполнилось двадцать, сыграли свадьбу.
— У нас была большая любовь, — признается Светлана Максимовна. — Эдик уезжал на сборы, присылал трогательные письма. Благодаря им мы больше узнавали друг о друге. Да и подружка говорила: «Выходи замуж, это так здорово — спортсмен, такая перспектива!» Все это было: его заграничные поездки, откуда привозил вещи, которые у нас было не купить; благоустроенный быт; достаток. Но самое главное — мы любили друг друга.

Любимый человек — это…
…не тот, с которым тебе хорошо, а тот, без которого плохо.
— Самым сложным в начавшейся семейной жизни было ждать его с весенних сборов, — рассказывает Светлана Максимовна. — Минское «Динамо», готовясь к сезону, обычно выезжало в Гагры или Сочи месяца на полтора. Для меня наступали тоскливые дни… Потом начинался чемпионат и выезды сразу на две-три игры — еще на месяц. Зато, когда возвращался, я была на седьмом небе от счастья!
— Меня всегда тянуло домой, — поддерживает разговор Эдуард Дмитриевич. — Даже хорошо, что мы рано поженились. Это помогло в спорте.
Правда, однажды, когда расстался с минским «Динамо», он попытался уехать от жены и детей, которых к тому моменту было двое, надолго и далеко.
— В 32 года меня попросили из «Динамо», — в голосе Эдуарда Дмитриевича слышится горечь. — Новый тренер Иван Мозер избавлялся от игроков, с которыми недавно сам выходил на поле. А я хотел и мог играть, сил хватало. Неожиданно приглашают в «Селенгу» из Улан-Удэ, обещают хорошие деньги, машину, рыбу омуля, икру чуть ли не бочками. Вениамин Арзамасцев поехал. Согласился и я.  Но дома жена начала плакать, просила не ехать. И я остался.
— А что было делать, — поясняет Светлана Максимовна. — На руках остаются двое маленьких: старшему в первый класс идти, младшему — месяц. Поэтому и заплакала…

В одну сторону
Ключевой момент семейной жизни профессионального спортсмена — день, когда карьера заканчивается. Многие семьи не выдерживают, распадаются: потребности высокие остались, а возможности — увы…
Поначалу растерялись и они. Но Эдуард Дмитриевич всегда был добытчиком. Еще в детстве заработал на футбольный мяч игрой на пианино. И перешел на тренерскую работу в минскую СДЮШОР-5, а летом ездил в республику Коми, где строил весы для телят. Но тренерская работа — это опять же поездки, игры, сборы. И Эдуард решил ее оставить, тем более что жена давно звала к себе в школу. Так Зарембо стал учителем физкультуры. К удивлению всех, но на радость Светлане и себе. Теперь они всегда были вместе. Одновременно тренировал заводскую команду, инспектировал матчи чемпионата. Эдуард Дмитриевич беспокоился о том, чтобы семья не испытывала материальных проблем. И по дому делал все. Светлана Максимовна рассказывала, как однажды в обувной мастерской отказались ремонтировать босоножек, так муж взял и сделал. А еще его хобби — штопать носки. Причем пристрастился к этому занятию в бытность футболистом — это позволяло снять нервное напряжение перед матчем. В общем, Эдуард Дмитриевич умеет все, за исключением готовки. Даже сварить пельмени или пожарить яичницу для него проблема. Зато Светлана Максимовна в этом деле мастер. 
Они всегда вместе — на прогулке, в гостях, кино. Сейчас она на пенсии, а он работает в радиотехническом колледже.
— Соседи удивляются, если видят меня на улице одну, — говорит Светлана Максимовна. — Сразу спрашивают, где Эдуард Дмитриевич. Конечно, были и у нас ошибки, огрехи. Но ничего, пережили. Женщине нужно быть мудрой, терпеливой. А вообще надо беречь друг друга. С возрастом это особенно понимаешь.

Иван КАХНОВИЧ, «МК»,
фото из архива семьи Зарембо