Персоны

Тамара Лисицкая: «Некоторые читают мои книги только из любопытства: чушь она пишет или не чушь?»

Известную теле- и радиоведущую, телережиссера, сценариста и прозаика Тамару Лисицкую корреспондент застала в кафе за ноутбуком и чашечкой ароматного кофе

Такое ощущение, что попала в эпизод телесериала «Секс в большом городе», где блондинка Кэрри Брэдшоу, а наяву рыжеволосая Тамара Лисицкая, сидела за столиком, с головой погруженная, скорее всего, в новый сценарий.

— Огненную прическу трудно не заметить…

— Знаете, я дважды была блондинкой, — улыбнувшись, подняла на меня зеленые глаза Тамара. — Каждая женщина для полноты ощущений должна хоть раз в жизни побывать блондинкой — фигурально или фактически. Эксперимент оставляет после себя незабываемые впечатления… и испорченные волосы. Поэтому светловолосой меня больше не увидите.

— Вам удобно работать в кафе?

— Для того чтобы зарабатывать литературой или статьями, надо очень много писать. На раскачку времени нет. Как только вижу, что дети накормлены и есть время для паузы, прихожу сюда. Здесь спокойно, телевизор не отвлекает, дети не прибегут показывать свои рисунки. С собой ноутбук и любимый блокнот, в который много лет записываю фразочки, интересные слова и обороты. Я как повар, который фиксирует подслушанные рецепты.

— Пишете по ночам?

Да я вообще сова. Была б моя воля, все основные дела на ночь перенесла. Но есть обязательства перед обществом, есть школа у детей, график работы магазинов — с этим надо считаться.

— Знаю, в свое время вы работали выпускающим режиссером программы «Час пик». Наверняка было непросто.

— Такая забавная история получилась… На автоответчик нескольких крупнейших российских телекомпаний оставила взволнованное сумбурное сообщение, мол, дер­житесь, к вам едет звезда белорусского телевидения. Купила билет на поезд в одну сторону и отправилась покорять Златоглавую. У меня к этому времени уже был опыт работы во вполне серьезных программах на 8 канале и на БТ, на только открывшемся радио «БиЭй». В Останкино отыскала одну из самых известных телекомпаний — «ВИД». Постучалась в кабинет главного продюсера со словами: «Я к вам!» Он был ошарашен: к нему на прием за две недели записываются, а тут в дверях не пойми кто. Узнав мой голос по телефонной записи, произнес: «Девушка, милая. Вы не представляете, как вы нас развеселили! Эту запись в автоответчике к нам приходили послушать и посмеяться  из других компаний!» В общем, мне дали возможность сверкнуть резюме — а оно было впечатляющим, к тому времени за моими плечами был уже десятилетний стаж прямых эфиров, монтажа, режиссуры — и оставили работать. И вот в 24 года я лично выпускала в эфир одну из самых рейтинговых программ российского телевидения — «Час пик». Мне дали служебную квартиру, одну из тех, которую разыгрывали в «Поле чудес».

По карьерной лестнице поднималась стремительно, для меня даже создали отдел спецпроектов, в котором числился единственный человек — Тамара Лисицкая.

— Так почему же не остались в Москве?

— Случился дефолт в 1998 году. А я как раз беременная. И хотя до восьмого месяца работала, становилось все труднее и безденежнее, и я уехала рожать домой. Тогда думала, что в Минске временно, малыш подрастет, вернусь в Москву. А потом так втянулась в работу здесь, что менять ничего не захотела. Начался новый этап, новые программы на телевидении, радио, сценарии, книги.

— Кто он, ваш читатель?

— Интерес к моей персоне возникает у того, кто меня знает. С другой стороны, многими движет простое любопытство: чушь там пишет или не чушь?

Думаю, мой читатель — хороший человек, неагрессивный, рефлексирующий. Сердце у него большое, плечи крепкие, спина выносливая, глаза ясные, голос тихий, смех приятный, уши слышащие. Такие, скорее всего, женские ушки… с маленькими сережками.

Вспомнив о них, Тамара снова погрузилась в текст. Наверное, женские ушки уже заждались новую книгу.