Образование

Отбор суров, но он отбор

Почему сейчас в Беларуси доктором наук стать сложнее, чем год назад?

Эксперт эксперту рознь

Последние 5-6 лет количество ежегодно присуждаемых степеней тем, кто занимается наукой, практически не меняется: 45-50 докторских, 600-650 кандидатских. Так, в 2011 году диссертации защитили 567 человек, из них степень доктора получили только 47 ученых, то есть каждый 12-й. Почему такой невысокий показатель?

По мнению специалистов Высшей аттестационной комиссии, на стол экспертного совета инстанции попадают не всегда качественные диссертации.

— Первым делом оценку работе соискателя степени должен дать проблемный (ученый) совет вуза или науч­ной организации, в которой он выполняет исследование. И здесь всегда играет роль человеческий фактор. В коллективе потенциального доктора наук хорошо знают, видят, как много он трудится. Это мешает объективно оценить диссертацию, которая является не просто научной работой. Ведь в исследовании должны присутствовать новизна, открытие, — говорит главный ученый секретарь Высшей аттестационной комиссии Беларуси Нина Гулько.

В отличие от коллег, готовых простить кандидату-трудяге некоторые недочеты в диссертации, высшая аттестационная комиссия поблажек не делает.

— Для оценки диссертационной работы в ВАКе Беларуси работают 32 экспертных совета, в которые входят лучшие ученые республики. Каждый отвечает за свое научное направление, — рассказывает Нина Гулько. — Порой за консультацией компетентных ученых приходится обращаться в Россию. Ведь экспертиза должна проводиться независимыми специалистами, а не коллегами, родственниками или соавторами претендента на степень.

В минувшем году экспертизу диссертаций на всех этапах стали проводить строже. Это не только помогает отслеживать научные результаты мирового уровня, но и допускать к защите только по-настоящему ценные и уникальные работы.

— Снизить требования к научным трудам не можем, — говорит Нина Гулько. — Пока, к сожалению, сталкиваемся с плагиатом, фальсификацией результатов. Несколько трудов по этим причинам отклонили. А ведь такие ученые должны преподавать в вузе, готовить себе смену. Кстати, с тех пор как требования к диссертациям ужесточили, качество работ улучшилось. В 2010 году мы отказали 75 соискателям степени, а в 2­011-м — только 57. К тому же авторитет белорусского диплома на мировом уровне заметно вырос. В 2010 году 32 иностранца из 9 стран защитили диссертации у нас, а в 2011-м — уже 47 человек из 13 стран. К нам едут из Польши, Германии, Вьетнама, Китая, стран Ближнего Востока, Эквадора.

Немногими годами ранее боязнь незащиты преследовала кандидатов наук, занимающихся гуманитарными направлениями. Частый вердикт ВАКа для таких диссертаций — плагиат. В последнее время подобная фобия появилась и у представителей естественнонаучного направления. Ведь отныне основной критерий докторской — наличие открытия. Если его нет, то нечего и в науку соваться.

— Поэтому если соискатель сам чувствует, что на открытие недотянул, недоработал, почти всегда оставляет свой научный труд в столе. Ученые — очень самокритичные люди, — рассуждает начальник отдела аспирантуры и докторантуры Управления подготовки кадров высшей квалификации БГУ Татьяна Кравцевич.

Какой диагноз, доктор?

Для того чтобы в своем труде показывать результаты мирового уровня, как того требуют, хорошо бы ученому общаться на интересующую тему с зарубежными коллегами, консультироваться с ними. Вот только как это сделать?

— Политика в сфере образования такова: мы должны растить кадры внутри страны. С 2008 года финансирование зарубежных поездок сокращено. Чтобы отправиться на международную конференцию, ученому из собственного кармана нужно внести организационный сбор, оплатить билет. Иногда эти расходы покрываются вузом или факультетом, от которого направляется кандидат, — говорит Татьяна Кравцевич.

Кстати, если кандидат или док­тор наук находит деньги на командировку и отправляется в нее, а она растягивается на месяц и более, ученый лишается на это время стипендии, положенной государством.

Следует отметить, что профессиональным ученым полагаются некоторые преференции. Например, доктор наук может претендовать на звание профессора. А это дополнительные надбавки в размере 4 ставок первого разряда (800 тысяч руб­лей). А вуз, направив человека в докторантуру, обязан предоставить ему работу на полставки в штате с сохранением всех существующих льгот. Несмотря на это, ученые не спешат становиться докторами. Обучение в докторантуре между собой называют каторгой: работа над диссертацией требует много сил и терпения. Не все способны довести исследование до конца.

За аспиранта замолвите слово

С будущими учеными тоже сейчас не все так просто: порой док­тора наук неохотно берут под свою опеку аспирантов.

— В 2011 году почасовая оплата за руководство юным ученым составляла порядка 17.000 рублей. Несмотря на то что в 2012-м доплата возросла почти в два раза, она все же не покрывает тех моральных и физических затрат, которые требуются, чтобы взрастить в недавнем студенте рациональное зерно науки, — объясняет Татьяна Кравцевич.

Но есть и другая сторона медали. Качество аспирантуры снижается. А все потому, что туда попадают не только мечтающие о научной карьере, но и студенты, которые хотят освободиться от распределения, юноши, не желающие проходить военную службу, провинциалы, не успевшие за пять лет учебы закрепиться в столице… Нередко для них аспирантура — прекрасная возможность остаться в Минске, совмещая учебу, за которую причитается не самая маленькая стипендия, с работой.

В нынешнем году будет создана Государственная аттестационная комиссия. Не только руководство факультета, но и независимые специалисты — доктора наук будут во время аттестации пытаться отделить зерна от плевел. Способным аспирантам предоставят возможность завершить диссертационную работу за три года (если времени не хватило). Отбор окажется более суровым, но на то он и отбор.

Топ-4 популярных направлений науки

Из числа лиц, ставших в 2011 году докторами и кандидатами наук, представители:

 технической отрасли — 18,2 процента,

 медицинской — 16 процентов,

 физико-математической — 10,4 процента,

 экономической — 7,4 процента.